пятница, 30 сентября 2016 г.

ГЛАВНАЯ ОТЛИЧИТЕЛЬНАЯ ЧЕРТА ТРЕТЕЙСКОГО СУДА - КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

 Как известно, судопроизводство в государственных судах осуществляется по принципу открытости и гласности. Лишь за некоторыми исключениями судебные процессы могут быть объявлены закрытыми. Вместе с тем, в третейских судах действует режим конфиденциальности. Он предусмотрен в законе как принцип третейского разбирательства.
 Калужский арбитражно-третейский суд не является исключением, ведь этим принципом пронизан основной документ суда – Регламент Арбитражно - Третейского суда. По содержанию данный принцип состоит из двух блоков:
- во–первых, проведение судебных заседаний по общему правилу осуществляется в закрытом режиме (ст. 27 ФЗ «О третейских судах в РФ»;
 - во–вторых, третейский судья лишен права разглашать сведения, ставшие ему известными в ходе третейского разбирательства, а также третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, о которых ему стало известно в ходе третейского разбирательства.
  Первый блок принципа конфиденциальности предусматривает, что никто из сторон спора и их уполномоченных лиц не вправе участвовать в третейском разбирательстве, в том числе представители СМИ. Следует при этом отметить, что это общее правило, которое по воле сторон может быть изменено в третейском соглашении о передаче спора в третейский суд, либо такое взаимное волеизъявление может быть выражено в ходе самого судебного процесса.
  По  мнению коллегии судей Калужского арбитражно-третейского суда,   многие предприниматели недооценивают данный принцип. Ведь зачастую наличие даже сведений о поданном иске - негативно отражается в рамках хозяйственного процесса организации, особенно это сказывается в банковской среде, у компаний, работающих по государственным контрактам и контрактам с крупными организациями.
 К сожалению, чрезмерная открытость о судебных тяжбах порой дает возможность злоупотребления в данной среде. Многие предприниматели сталкивались с ситуациями, когда руководителям компаний, в отношении которых имеются иски в государственных судах, поступали предложения от сомнительных фирм с предложениями об освобождении долгов, банкротстве со ссылкой в письмах на официальные сайты государственных судов. Не трудно при этом догадаться, с какими предложениями они обратились к их оппоненту по судебному процессу.
 Второй блок принципа конфиденциальности также является не менее важным, так как принцип конфиденциальности сопряжен с его носителем – арбитром, рассматривающим спор в третейском суде.
 Таким образом, в условиях существующих законодательных запретов по получению сведений у третейского судьи по обстоятельствам, полученным в ходе третейского разбирательства, обеспечивается полная конфиденциальность не только самого разбирательства в третейском суде, но и тех сведений, которые были получены в ходе него.
  Процессуальное законодательство так же предусматривает некие гарантии конфиденциальности третейского разбирательства. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 420 и ч. 2 ст. 425 ГПК РФ, а также ч. 2 ст. 232 и ч. 2 ст. 238 АПК РФ судья компетентного государственного суда при рассмотрении заявления об оспаривании решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение вправе истребовать материалы рассмотренного третейским судом дела исключительно при наличии об этом ходатайства обеих сторон третейского разбирательства.
 Хотя с принятием нового Закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ» законодатель стал более либеральным, так как в отношении корпоративных споров арбитражные учреждения обязаны будут публиковать сведения о таких спорах.
  В этой связи, принцип конфиденциальности в третейских судах все–таки остается ключевым принципом и тем преимуществом, в силу которого предпринимателям более предпочтительно  обращаться за разрешением гражданско–правового спора в Калужский арбитражно-третейский суд.



Арбитраж и налоговые правоотношения – что общего?

  В соответствии с действующим законодательством в России налоговые правоотношения не являются арбитрабельными третейскому суду. Однако указанные правоотношения могут породить иск в третейский суд. Не все знают, что на фоне все явно проявляющейся борьбы с фирмами–однодневками зачастую страдают и добросовестные предприниматели и организации. Чаще это связано с доначислениями налога на прибыль и НДС.
  На сегодняшний день, к сожалению, налоговое законодательство на фоне формирующейся судебной практики практически переложило обязанность на самого налогоплательщика по проверки добросовестности своего контрагента. Как же быть, если в результате недобросовестности вашего контрагента налоговые органы предъявили вам санкции? Ответ очевиден, если проанализировать правовую суть сложившегося результата такого события. С учетом действующего законодательства потери добросовестного участника правоотношении в данной ситуации следует квалифицировать как убытки.
 Так, согласно положениям статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками, в частности, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
 Таким образом, в условиях доначисления со стороны фискальных органов санкции вызванных недобросовестными действиями контрагента имеется правовая возможность взыскивать с него убытки. Как правило, контрагенты, вступая в правоотношения, заключают контракты и иные соглашения, которые могут быть охвачены арбитражным (третейским) соглашением.
  Считаем, что споры о взыскании убытков, вызванных в том числе недобросовестными действиями контрагента в рамках заключенного договора, могут быть эффективно рассмотрены в третейских судах. Ведь в силу статьи 1 Федерального Закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ» в арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско–правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
 Кроме того, в силу статьи 10 Гражданского Кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.
 И так, для того, чтобы оперативно и в условиях конфиденциальности рассмотреть спор, в том числе связанный со взысканием убытков вызванных недобросовестным поведением контрагента по договору, рекомендуем включать в текст соглашения следующую арбитражную оговорку: «Все споры по настоящему договору или в связи с ним подлежат рассмотрению в Калужском Арбитражно - Третейском суде (http://www.kalugaarbitr.ru/, местонахождение: 248003, г. Калуга, ул. Тульская, 84) в соответствии с его Регламентом (Правилами). Место рассмотрения спора: Российская Федерация, город Калуга. Стороны пришли к соглашению, что указанный спор будет рассмотрен единоличным арбитром, назначенным председателем третейского суда. В связи с чем, третейский суд не уведомляет стороны о формировании состава суда, кроме случая, если согласованный сторонами арбитр не может рассмотреть спор. Решение третейского суда является окончательным и оспариванию не подлежит. Стороны согласовали место выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда – _____ (местонахождение одной из сторон третейского разбирательства, либо место арбитража). Уведомление сторон друг другом или направление судом процессуальных документов и уведомлений будет осуществляться по адресам, указанным в настоящем соглашении. В целях ускорения третейского разбирательства стороны согласовали, что третейский суд будет уведомлять их, прежде всего, путем направления документов посредством электронной почты, смс или факсом по нижеуказанным адресам. Срок заблаговременного уведомления о судебном заседании стороны согласовали в три дня».

АРБИТРАЖНОЕ СОГЛАШЕНИЕ ПО НОВЫМ ПРАВИЛАМ

Вот и наступил долгожданный момент, вступил в силу новый Закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ». Теперь Третейское (арбитражное) соглашение можно заключать по новым правилам. Что же изменилось в законодательстве применительно к соглашению о передаче спора в третейский суд? Во-первых, следует обратиться к изменению терминологии. Так, согласно концепции нового закона третейское соглашение трансформировалось в арбитражное соглашение. Согласно ст. 7 нового закона арбитражное соглашение является соглашением сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения. Во-вторых, для национального третейского законодательства является абсолютно новым подход о возможности заключения третейского соглашения путем обмена процессуальными документами. В частности, законодатель предусмотрел, что арбитражное соглашение также считается заключенным в письменной форме, если оно заключается путем обмена процессуальными документами (в том числе исковым заявлением и отзывом на исковое заявление), в которых одна из сторон заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не возражает. Обращаясь к условиям, которые стороны могут предусмотреть в прямом соглашении, следует отметить следующие новшества. Теперь стороны арбитража могут согласовать по своему усмотрению процедуру избрания (назначения) арбитра или арбитров. Стороны своим прямым соглашением могут также предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным. Также прямым соглашением стороны могут исключить возможность подачи заявления в компетентный суд об удовлетворении отвода арбитра, а также могут договориться об ином порядке прекращения полномочий и замены арбитра, чем это предусмотрено в законе или своим прямым соглашением могут исключить данную возможность. Прямым соглашением сторон стороны могут также исключить возможность подачи заявления в компетентный суд о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции. Стороны могут договориться о проведении арбитража (третейского разбирательства) без проведения устных слушаний. Стороны вправе согласовать возможность избрания арбитров из рекомендованного списка арбитров. Под прямым соглашением сторон законодатель предусматривает условия, которые могут быть урегулированы лишь самими сторонами спора и оно имеет приоритет по отношению к правилам арбитража. Если ранее данные условия могли быть предусмотрены в правилах арбитража и рассматривались как неотъемлемая часть самого третейского соглашения, то сейчас вышеуказанные условия отнесены к исключительной компетенции сторон. Следует при это отметить, что ряд иных условий может быть согласован сторонами и/или правилами арбитража, которые будут также рассматриваться как неотъемлемое условие самого арбитражного соглашения, в числе которых: место, язык арбитража; возможность принятия обеспечительных мер; дополнительные требования к арбитрам; условие, исключающее конфиденциальность арбитража; порядок распределения судебных расходов в рамках арбитража; момент начала арбитража и другие. Анализируя подход законодателя в новом законе, можно сделать вывод о том, что приоритет отдан воле сторон третейского разбирательства. Несмотря на то, что предшествовавший закон также предусматривал ряд диспозитивных условий, которые могли быть урегулированы сторонами, широкого применения эта возможность в России не нашла. Надеемся, что внесенные изменения в данной части, в том числе реализация прямых соглашений, не создадут условий для злоупотреблений участниками арбитража, а будут способствовать положительному и динамичному развитию арбитража, основанного на истинной воле сторон.

четверг, 22 сентября 2016 г.

Открытость Арбитражных Учреждений повысится

Калужский арбитражно-третейский суд сообщает, что Министерство Юстиции Российской Федерации опубликовало на Федеральном портале проектов нормативных актов проект приказа, утверждающего порядок размещения любым постоянно действующим Арбитражным Учреждением на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» информации об организации его деятельности.

По готовящемуся законопроекту Арбитражно-третейские суды соответственно будут вынуждены вести в обязательном порядке и свой электронный сайт. Эксперты считают, что, благодаря принятию данного приказа, повысится открытость третейского судопроизводства. 

Калужский арбитражно-третейский суд в свою очередь уже имеет в своем распоряжении электронный сайт, с помощью которого пользователи могут ознакомиться с деятельностью и особенностями суда. Вся информация, представленная на сайте, находится в свободном доступе.
Специалисты Калужского арбитражно-третейского суда ежедневно работают над функционалом электронного ресурса, повышая его комфортность для пользователей, и, добавляя только самую актуальную информационную составляющую.

В ближайшее время Калужский арбитражно-третейский суд представит информацию о новой процедуре лицензирования деятельности арбитражно-третейских судов.

Сформирован совет по третейским судам при Минюсте

Минюст РФ обнародовал приказ об утверждении состава Совета по совершенствованию третейского разбирательства, пишет "Коммерсантъ".

Всего в совете 37 человек, большинство из которых имеют ученые степени. Преимущественно это преподаватели вузов – МГУ, СПбГУ, МГИМО, МГЮА, ВАВТ, а также правоведы из президентского СПЧ, Института государства и права РАН, Исследовательского центра частного права, Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве.

Также в совет вошли представители крупнейших юридических и бизнес-объединений –- РСПП, "Деловой России", Объединения корпоративных юристов России, Федеральной палаты адвокатов. Госорганы представлены семью чиновниками из Минэкономразвития, правительства и гражданско-правового управления президента.

Возглавил совет замминистра юстиции Михаил Гальперин. Его заместителями названы директор департамента экономического законодательства Минюста Елена Ардабьева и вице-президент ТПП Вадим Чубаров.

Совет будет заниматься распространением и поддержкой российских и международных практик в сфере арбитража, рассмотрением проектов нормативных правовых актов, касающихся третейского разбирательства. Также на основании его рекомендаций правительство будет выдавать некоммерческим организациям разрешения на создание третейских судов. Первое заседание Совета планируется на 27 сентября.

Минюст РФ дал отмашку созданию новых третейских судов

Глава Минюста России Александр Коновалов утвердил состав Совета по совершенствованию третейского разбирательства, на основании рекомендаций которого Правительство РФ будет выдавать разрешения на деятельность арбитражным учреждениям. Председателем Совета стал замминистра юстиции к.ю.н. Михаил Гальперин, его заместителями - директор Департамента экономического законодательства Минюста Елена Ардабьева и вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ д.ю.н. Вадим Чубаров, секретарем Совета - замдиректора Департамента экономзаконодательства Минюста Александра Усачева.

Как отмечают в министерстве, чиновники составили лишь пятую часть членов Совета. А более 2/3 вошедших в Совет представителей профессионального сообщества имеют научные степени по юридическим наукам (около половины являются докторами юр.наук). В ближайшее время будет назначено первое заседание Совета. На нем, в частности, будет рассмотрен вопрос об утверждении перечня специальностей, ученые степени по которым должны быть присуждены не менее 1/3 арбитров, включенных в рекомендованный список арбитров третейского суда. По информации.

Решаем споры через Третейский суд