пятница, 30 сентября 2016 г.

ГЛАВНАЯ ОТЛИЧИТЕЛЬНАЯ ЧЕРТА ТРЕТЕЙСКОГО СУДА - КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

 Как известно, судопроизводство в государственных судах осуществляется по принципу открытости и гласности. Лишь за некоторыми исключениями судебные процессы могут быть объявлены закрытыми. Вместе с тем, в третейских судах действует режим конфиденциальности. Он предусмотрен в законе как принцип третейского разбирательства.
 Калужский арбитражно-третейский суд не является исключением, ведь этим принципом пронизан основной документ суда – Регламент Арбитражно - Третейского суда. По содержанию данный принцип состоит из двух блоков:
- во–первых, проведение судебных заседаний по общему правилу осуществляется в закрытом режиме (ст. 27 ФЗ «О третейских судах в РФ»;
 - во–вторых, третейский судья лишен права разглашать сведения, ставшие ему известными в ходе третейского разбирательства, а также третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, о которых ему стало известно в ходе третейского разбирательства.
  Первый блок принципа конфиденциальности предусматривает, что никто из сторон спора и их уполномоченных лиц не вправе участвовать в третейском разбирательстве, в том числе представители СМИ. Следует при этом отметить, что это общее правило, которое по воле сторон может быть изменено в третейском соглашении о передаче спора в третейский суд, либо такое взаимное волеизъявление может быть выражено в ходе самого судебного процесса.
  По  мнению коллегии судей Калужского арбитражно-третейского суда,   многие предприниматели недооценивают данный принцип. Ведь зачастую наличие даже сведений о поданном иске - негативно отражается в рамках хозяйственного процесса организации, особенно это сказывается в банковской среде, у компаний, работающих по государственным контрактам и контрактам с крупными организациями.
 К сожалению, чрезмерная открытость о судебных тяжбах порой дает возможность злоупотребления в данной среде. Многие предприниматели сталкивались с ситуациями, когда руководителям компаний, в отношении которых имеются иски в государственных судах, поступали предложения от сомнительных фирм с предложениями об освобождении долгов, банкротстве со ссылкой в письмах на официальные сайты государственных судов. Не трудно при этом догадаться, с какими предложениями они обратились к их оппоненту по судебному процессу.
 Второй блок принципа конфиденциальности также является не менее важным, так как принцип конфиденциальности сопряжен с его носителем – арбитром, рассматривающим спор в третейском суде.
 Таким образом, в условиях существующих законодательных запретов по получению сведений у третейского судьи по обстоятельствам, полученным в ходе третейского разбирательства, обеспечивается полная конфиденциальность не только самого разбирательства в третейском суде, но и тех сведений, которые были получены в ходе него.
  Процессуальное законодательство так же предусматривает некие гарантии конфиденциальности третейского разбирательства. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 420 и ч. 2 ст. 425 ГПК РФ, а также ч. 2 ст. 232 и ч. 2 ст. 238 АПК РФ судья компетентного государственного суда при рассмотрении заявления об оспаривании решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение вправе истребовать материалы рассмотренного третейским судом дела исключительно при наличии об этом ходатайства обеих сторон третейского разбирательства.
 Хотя с принятием нового Закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ» законодатель стал более либеральным, так как в отношении корпоративных споров арбитражные учреждения обязаны будут публиковать сведения о таких спорах.
  В этой связи, принцип конфиденциальности в третейских судах все–таки остается ключевым принципом и тем преимуществом, в силу которого предпринимателям более предпочтительно  обращаться за разрешением гражданско–правового спора в Калужский арбитражно-третейский суд.