суббота, 25 апреля 2020 г.

СУД ДОЛЖЕН ДОКАЗАТЬ, КАК ИМЕННО РЕШЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА НАРУШАЕТ ПУБЛИЧНЫЙ ПОРЯДОК РФ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ 2-го КСОЮ ОТ 18.02.2020 Г № 88-797/2020)


   Определение  2-го  Кассационного суда общей юрисдикции  от 18.02.2020 г.                             № 88-797/2020 

 Суд в определении не привел доводов о том, каким образом удовлетворение требования о приведении в исполнение решения третейского суда нарушит фундаментальные принципы построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которые могут иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц. 

 Суд 1 инстанции. Судья Ланина Л.Е.

 Дело № 88-797/2020

                                                    ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

18 февраля 2020 года                                                                                               город Москва

   Судья Второго кассационного суда общей юрисдикции Беклова Ж.В., рассмотрев кассационную жалобу К на определение Хорошевского районного суда города Москвы от 24 июня 2019 года об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (номер дела, присвоенный судом первой инстанции, 2-4714/2019)

                                               У С Т А Н О В И Л: 
               К. обратилась в Хорошевский районный суд города Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, созданного сторонами для разрешения конкретного спора в составе единоличного судьи Кравцова А.В., от 18 июня 2019 года, которым удовлетворен её иск о взыскании с ООО «» задолженности по договору поставки в размере 10 004 785 руб. 36 коп. Поскольку решение не исполнено, заявитель просила выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.
Определением Хорошевского районного суда города Москвы от 24 июля 2019 года в удовлетворении заявления К о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано. 
Согласно части 5 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или об отказе в выдаче такого исполнительного листа может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.
В кассационной жалобе К ставится вопрос об отмене определения как незаконного, поскольку отсутствовали основания, предусмотренные частью 3 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Хорошевским районным судом города Москвы при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа, в нарушение положений статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, переоценены обстоятельства, установленные третейским судом, решение третейского суда пересмотрено по существу.
Решение третейского суда не противоречит публичному порядку Российской Федерации. Выводы суда об искусственном создании задолженности и нарушении заявителем положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не соответствуют установленным обстоятельствам дела.
 Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции Бекловой Ж.В. от 5 ноября 2019 года кассационная жалоба К принята к производству. 
 Согласно части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалоба, представление на вступившие в законную силу судебные приказы, решения мировых судей и апелляционные определения районных судов, определения мировых судей, районных судов, гарнизонных военных судов и вынесенные по результатам их обжалования определения, решения и определения судов первой и апелляционной инстанций, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
 Изучив доводы кассационной жалобы, проверив законность определения, судья пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, что является основанием для отмены определения.
 В соответствии с частью 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных в статье 426 настоящего кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений.
 Частью 1 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
 Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда закреплены статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
 В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, а также в случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания (часть 2 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:
 1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;
 2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по праву Российской Федерации;
 3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;
 4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;
 5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (часть 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
 Суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:
 1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;
 2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение (часть 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
   Как установлено судом и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между ООО «............» (поставщик) и ООО «............» (покупатель) заключен договор поставки. Согласно пункта 9.1 договора поставки все споры по настоящему договору передаются на разрешение в открытом режиме по выбору истца в государственный суд или Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра Кравцова А.В в соответствии с его регламентом. ООО «» осуществило предварительную оплату товара. Вместе с тем, ООО «» свои обязательства по поставке товара не исполнило. ДД.ММ.ГГГГ между ООО «» и К заключен договор уступки прав и перевода долга по договору поставки от ДД.ММ.ГГГГ К. К обратилась в третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора в составе единоличного третейского судьи Кравцова А.В., с требованием о взыскании с ООО «» задолженности за не поставленный товар.
Решением третейского суда от 18 июня 2019 года исковые требования К удовлетворены в полном объеме. С ООО «» в пользу К взыскана задолженность по договору поставки в размере 10 004 785 руб. 36 коп.
 Отказывая в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд исходил из того, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, учитывая, что решение третейского суда от 18 июня 2019 года постановлено в отсутствие представителя ООО «», третейским судом не исследовались подлинники договора поставки от ДД.ММ.ГГГГ, договора уступки права требования и перевода долга от ДД.ММ.ГГГГ, подлинники платежного поручения о перечислении 10 004 785 руб. 36 коп.
Из общедоступных сведений ЕГРЮЛ по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ следует, что сведения о генеральном директоре ООО «» (ОГРН: ) Т являются недостоверными. Дата внесения сведений ДД.ММ.ГГГГ. Указанные сведения вносились в ЕГРЮЛ еще до ДД.ММ.ГГГГ, до даты вынесения решения третейским судьей.
При установленных обстоятельствах обращение К в третейский суд фактически направлено на создание искусственной задолженности и на использование третейского разбирательства в целях злоупотребления правом, что противоречит положениям статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и нарушает публичный порядок Российской Федерации.
 Судья кассационной инстанции находит, что с такими выводами суда первой инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям. 
 На основании части 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных статьей 426 настоящего Кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.
 Вместе с тем, в определении Хорошевского районного суда города Москвы фактически пересмотрены обстоятельства, установленные третейским судом, в части доказанности факта заключения договора подряда от ДД.ММ.ГГГГ, договора уступки прав и перевода долга от ДД.ММ.ГГГГ по договору поставки. Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
 Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства (часть 1 статьи 57 названного выше кодекса). В случае, если у суда возникли сомнения в достоверности договоров, суд должен был поставить данный вопрос на обсуждение, предложить заявителю представить дополнительные доказательства, разъяснив при этом, какими доказательствами должно быть подтверждено то или иное юридически значимое для разрешения дела обстоятельство.
 Как усматривается из материалов дела, суд, в нарушение приведенных норм процессуального права, не выполнил установленные ими требования, формально поставив вопрос о достаточности доказательств, добытых по делу, не раскрыв в судебном заседании причину данного процессуального действия. 
 В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.
 Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 51 постановления от 10 декабря 2019 года № 53 «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража» разъяснил, что суд отменяет решение третейского суда или отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что такое решение или приведение его в исполнение противоречит публичному порядку Российской Федерации (пункт 5 части 1 статьи 412, пункт 2 части 1 статьи 417, пункт 2 части 4 статьи 421, пункт 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
 Под публичным порядком в целях применения указанных норм понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации. Для отмены или отказа в принудительном исполнении решения третейского суда по мотиву нарушения публичного порядка суд должен установить совокупное наличие двух признаков: - во-первых, нарушение фундаментальных принципов построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которое,
- во-вторых, может иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.
 Противоречие публичному порядку как основание для отмены решения третейского суда, отказа в приведении в исполнение решения третейского суда применяется судом в исключительных случаях, не подменяя специальных оснований для отказа в признании и приведении в исполнение, предусмотренных международными договорами Российской Федерации и нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. 
Так, нарушение порядка извещения стороны, против которой принято решение, о времени и месте рассмотрения дела, повлекшее невозможность представления ею в суд своих объяснений, является самостоятельным основанием для отмены или отказа в принудительном исполнении такого решения, в связи с этим необходимость использования механизма оговорки о публичном порядке ввиду ее экстраординарного характера отсутствует.
 Суд в определении от 24 июня 2019 года не привел доводов о том, каким образом удовлетворение требования о приведении в исполнение решения третейского суда от 18 июня 2019 года нарушит фундаментальные принципы построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которые могут иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.
 На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья

 ОПРЕДЕЛИЛ: 

 определение Хорошевского районного суда города Москвы от 24 июня 2019 года (судья Ланина Л.Е.) отменить, направить дело на новое рассмотрение в Хорошевский районный суд города Москвы. 

 Судья Ж.В. Беклова

понедельник, 20 апреля 2020 г.

Довод заинтересованной стороны о высоком размере неустойки отклоняется, поскольку не является основанием для отказа в выдаче испол листа (Постановление АС МО от 04.05.2018 N Ф05-5087 2018 по делу N А40-11569 2018)

РАССМОТРЕНИЕ ТРЕТЕЙСКИМ СУДОМ СПОРА ОБ ОБРАЩЕНИИ ВЗЫСКАНИЯ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО РЕШЕНИЕ НЕ НАРУШАЕТ ПУБЛИЧНОГО ПОРЯДКА (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 28.05.2019 N 32-КГ19-7)


• Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2019 N 32-КГ19-7.  
 При рассмотрении третейским судом спора об обращении взыскания на недвижимое имущество решение, касающееся государственной регистрации права на недвижимое имущество, не нарушает публичного порядка. Также, суд не вправе изучать вопросы надлежащего уведомления сторон без заявления сторон. 

                            ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                                          ОПРЕДЕЛЕНИЕ 
от 28 мая 2019 г.                                                                                                         N 32-КГ19-7 

  Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Асташова С.В., судей Романовского С.В. и Марьина А.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Конусова Геннадия Васильевича о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения третейского суда по иску Конусова Геннадия Васильевича к Ломовских Николаю Валерьевичу о взыскании задолженности по договору займа и обращении взыскания на заложенное имущество по кассационной жалобе Конусова Г.В. на определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 20 сентября 2018 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,

установила:

    Конусов Г.В. обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра коллегии автономных третейских судей (арбитров) "Фемида" (г. Саратов) от 8 августа 2018 г. по делу N КАТС 64-5-6/2018 по иску Конусова Г.В. к Ломовских Н.В. о взыскании задолженности по договору займа и обращении взыскания на заложенное имущество на том основании, что ответчиком решение в добровольном порядке не исполняется.
Определением Октябрьского районного суда г. Саратова от 20 сентября 2018 г. в удовлетворении заявления Конусова Г.В. отказано.
В кассационной жалобе Конусов Г.В. просит отменить указанное судебное постановление. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 26 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению. 

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.
Как установлено судом, арбитражным решением третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра коллегии автономных третейских судей (арбитров) "Фемида" (г. Саратов) от 8 августа 2018 г. в пользу Конусова Г.В. с Ломовских Н.В. взысканы задолженность по договору займа от 21 ноября 2017 г. в сумме 4 095 750 руб., расходы по оплате гонорара арбитра в размере 96 436 руб. и обращено взыскание на заложенное имущество: квартиру общей площадью 75,9 кв. м, расположенную по адресу: <...>, принадлежащую на праве собственности Ломовских Н.В., с установлением начальной продажной цены заложенного имущества для его реализации с публичных торгов в размере 3 043 200 руб.
Отказывая в выдаче исполнительного листа, суд исходил из того, что предметом рассмотрения третейского суда являлось требование об обращении взыскания на жилое помещение, которое включает государственную регистрацию перехода права собственности на указанный объект недвижимости, а правоотношения, связанные с процедурой государственной регистрации имеют публично-правовой характер, в связи с чем, разрешение такого спора третейским, а не государственным судом противоречит публичному порядку Российской Федерации, и в силу пункта 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение третейского суда не подлежит принудительному исполнению.
С выводами районного суда согласиться нельзя по следующим основаниям. 
В силу части 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных статьей 426 указанного Кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.
 Согласно статье 426 названного кодекса суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных данной статьей (часть 1). Так, в части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации указано, что суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.
В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по приведенному основанию может быть отказано и в случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанное основание (часть 2). Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 26 мая 2011 г. N 10-П по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", статьи 28 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации установил, что по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, проверяемые им законоположения допускают рассмотрение третейскими судами гражданско-правовых споров, касающихся недвижимого имущества, в том числе об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, и государственную регистрацию соответствующих прав на основании решений третейских судов.
При этом, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что спор об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не является спором о правах на это имущество, поскольку его предмет - осуществление действий, результатом которых должна быть передача денежных средств (статья 61 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)"), соответственно, решение третейского суда об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не требует внесения изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и его приведение в исполнение не нарушает публично-правовой порядок.
Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в названном постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике, что не было учтено судом при рассмотрении заявления Конусова Г.В. и привело к нарушению его прав на эффективную судебную защиту.
 Кроме того, при рассмотрении кассационной жалобы Конусова Г.В. судья Саратовского областного суда в определении об отказе в передаче данной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 29 ноября 2018 г., указала, что на дату рассмотрения спора третейский суд не обладал достоверными сведениями о надлежащем извещении Ломовских Н.В. о времени и месте разрешения спора, и не предпринял мер по повторному направлению уведомления в адрес ответчика, тем самым не обеспечил разумную возможность для надлежащего извещения ответчика о начале процесса в третейском суде, что также является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Однако судьей не учтены положения части 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения (пункт 3).
Таким образом, о наличии оснований, предусмотренных частью 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, должна заявить сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение и в подтверждение своих доводов представить доказательства. 
Вместе с тем, из материалов дела следует, что ответчик Ломовских Н.В. участия при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа не принимал и каких-либо заявлений в суд не подавал.
В связи с этим основания, предусмотренные частью 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, у суда отсутствовали. Допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, в связи с этим определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 20 сентября 2018 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в районный суд.
 Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

 определение Октябрьского районного суда г. Саратова от 20 сентября 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в районный суд.

СУД НЕ ВПРАВЕ ИЗУЧАТЬ РЕШЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА ПО СУЩЕСТВУ СПОРА, А ТАКЖЕ, БЕЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ОТВЕТЧИКА, ИЗУЧАТЬ ПРАВИЛЬНОСТЬ ЕГО ИЗВЕЩЕНИЯ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 15.10.2019 N 49-КГ19-41 )


• Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 15.10.2019 N 49-КГ19-41 Суд не вправе изучать решение третейского суда по существу спора, а также (без заявления ответчика) изучать правильность его уведомления третейским судом.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 15 октября 2019 г. N 49-КГ19-41, 13-612/2018 

   Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Горшкова В.В., судей Романовского С.В. и Марьина А.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Батталова Евгения Вадимовича о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда от 28 августа 2015 г. по кассационной жалобе представителя Батталова Евгения Вадимовича на определение Орджоникидзевского районного суда г. Уфы от 10 мая 2018 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,
установила:
Батталов Е.В. обратился в Орджоникидзевский районный суд г. Уфы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда от 28 августа 2015 г., указав на то, что Первый Арбитражный третейский суд, находящийся по адресу: г. Уфа, ул. Харьковская, 120/1, в составе судьи Каримова И.А., рассмотрев дело N 102-ФФ/578-08-15 по иску Батталова Е.В. к Козлову А.А., ООО "РегионОптСервис", ООО "Вояж-2000", ООО "Башторг" о солидарном взыскании задолженности по договору займа, 28 августа 2015 г. вынес в г. Уфе решение, которым указанные исковые требования удовлетворены.
Поскольку ответчики добровольно не исполнили данное решение третейского суда, заявитель просил суд выдать исполнительный лист на принудительное исполнение этого решения. Определением Орджоникидзевского районного суда г. Уфы от 10 мая 2018 г. в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 10 сентября 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
   В соответствии со статьей 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения норм права допущены судом при рассмотрении настоящего дела. Судом установлено и из материалов дела следует, что Батталовым Е.В. к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение вышеназванного решения третейского суда приложены заверенные этим судом копии договора займа от 15 января 2014 г. между Батталовым Е.В. (заимодавец) и Козловым А.А. (заемщик) и трех договоров поручительства к указанному договору займа от того же числа, согласно которым ООО "Вояж-2000", ООО "БАШТОРГ" и ООО "РегионОптСервис" приняли на себя обязательства отвечать перед заимодавцем за исполнение заемщиком принятых на себя обязательств в полном объеме.
В данных договорах содержится третейская оговорка.
 Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что заявителем не представлены подлинники договоров займа и поручительства, а при рассмотрении дела в третейском суде не была представлена кассовая книга, ввиду чего сделал вывод о том, что достоверность представленных суду копий не может быть установлена.
Кроме того, суд пришел к выводу о невозможности установить, извещались ли ответчики о назначении третейского арбитра и о дате судебного разбирательства. С выводами районного суда согласиться нельзя по следующим основаниям.
Согласно части 1 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных этой статьей. 
В силу частей 2 и 4 этой же статьи безусловным основанием для отказа судом в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда является установление хотя бы одного из следующих обстоятельств: спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства; приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение.
Таких обстоятельств по делу судом не установлено.
Кроме того, на основании пункта 3 вышеназванной статьи суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в частности, в случае, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения.
Исходя из данной нормы процессуального права, вопрос о надлежащем извещении третейским судом сторон третейского разбирательства может поставить сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение, а не суд по своей инициативе.
При этом такая сторона третейского разбирательства должна доказать, что не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, что судом при разрешении дела учтено не было. 
Районный суд при отказе в удовлетворении заявления также указал на то, что при рассмотрении дела в третейском суде не была представлена кассовая книга, тем самым фактически дал оценку собранным третейским судом по делу доказательствам на предмет их достаточности.
Между тем в соответствии с частью 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных статьей 426 названного кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу. 
Кроме того, заявителем в суд представлены надлежащим образом заверенные копии договоров, содержащих третейскую оговорку, что соответствует требованиям пункта 2 части 4 статьи 424 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства (часть 1 статьи 57 названного выше кодекса). На основании части 2 статьи 196 этого же кодекса суд, признав необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, выносит определение о возобновлении судебного разбирательства.
Таким образом, в случае, если у суда возникли сомнения в достоверности представленных копий третейского соглашения, суд должен был поставить данный вопрос на обсуждение, предложить заявителю представить дополнительные доказательства, при этом разъяснив, какими доказательствами должно быть подтверждено то или иное юридически значимое для разрешения дела обстоятельство.
Однако, как усматривается из материалов дела, суд в нарушение приведенных норм процессуального права не выполнил установленные ими требования, формально поставив вопрос о достаточности доказательств, добытых по делу, не раскрыв в судебном заседании причину данного процессуального действия.
     Допущенные судом нарушения норм права являются существенными, в связи с чем определение Орджоникидзевского районного суда г. Уфы подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Руководствуясь статьями 390.14 - 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Орджоникидзевского районного суда г. Уфы от 10 мая 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Суд первой инстанции не вправе пересматривать решение третейского суда по существу спора (Определение 2 КСОЮ от 13.01.20 по делу 88-412/2020)


    Определение Второго Кассационного суда общей юрисдикции от 13.01.20 по делу 88-412/2020, № 13-1854/2019 об отмене "Определения судьи Хорошевского районного суда Москвы Ланиной об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда". Суд первой инстанции не вправе пересматривать решение третейского суда по существу спора, а также не вправе без заявления сторон исследовать вопросы надлежащего уведомления участников третейского разбирательства.

Суд первой инстанции не вправе пересматривать решение третейского суда по существу спора (Определение 2 КСОЮ от 13.01.20 по делу 88-412/2020)


ОСПАРИВАНИЕ И ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ АРБИТРАЖНЫХ РЕШЕНИЙ (ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВС № 53 ОТ 10.12.19)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ No 53 от 10 декабря 2019 г. «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража» 

5. Оспаривание и принудительное исполнение арбитражных решений: 

42. Решения третейских судов с местом арбитража на территории Российской Федерации могут быть оспорены путем подачи заявления об отмене в суд (часть 1 статьи 418 ГПК РФ, часть 1 статьи 230 АПК РФ).
Оспаривание арбитражных решений, если место арбитража находилось за пределами Российской Федерации, в судах Российской Федерации не допускается, в связи с этим суд отказывает в принятии такого заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, пункта 1 части 1 статьи 1271 АПК РФ, производство, начатое по таким заявлениям, подлежит прекращению применительно к абзацу второму статьи 220 ГПК РФ, пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.
Признание и приведение в исполнение решения третейского суда, иностранного арбитражного решения осуществляются по правилам глав 45, 47 ГПК РФ, § 2 главы 30 АПК РФ, главы 31 АПК РФ, главы 8 Закона об арбитраже, раздела VIII Закона о международном коммерческом арбитраже.

43. В арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, стороны своим прямым соглашением могут предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным (статья 40 Закона об арбитраже, пункт 1 статьи 34 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Условие об окончательности решения третейского суда может содержаться только в прямом соглашении сторон и не может считаться согласованным, если оно содержится в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения, даже если стороны при заключении арбитражного соглашения договорились о том, что такие правила являются неотъемлемой частью арбитражного соглашения (пункт 13 статьи 2, часть 12 статьи 7, статья 40 Закона об арбитраже, пункт 13 статьи 7, пункт 1 статьи 34 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Соглашение об окончательности решения третейского суда распространяется только на стороны третейского разбирательства. Иные лица, в отношении прав и обязанностей которых вынесено решение третейского суда, а также в определенных законом случаях прокурор (часть 1 статьи 418 ГПК РФ, части 2, 3, 5 статьи 230 АПК РФ) вправе оспаривать в суде такое решение путем подачи заявления о его отмене.
Сторона третейского разбирательства не лишена права воспользоваться средствами судебного контроля в отношении третейского суда в производстве о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

44. В силу части 6 статьи 420, части 4 статьи 425 ГПК РФ, части 6 статьи 232, части 4 статьи 238 АПК РФ при рассмотрении заявлений об оспаривании решения третейского суда, о приведении его в исполнение суд не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу и ограничивается установлением факта наличия или отсутствия оснований для отмены решения третейского суда.

45. Основания для отмены решения третейского суда с местом арбитража на территории Российской Федерации установлены положениями статьи 421 ГПК РФ, статьи 233 АПК РФ, пункта 2 статьи 34 Закона о международном коммерческом арбитраже.
Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения третейского суда установлены положениями статьи 426 ГПК РФ, статьи 239 АПК РФ, пункта 1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже.
Основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений установлены пунктом 5 части 1 статьи 412, частью 1 статьи 416, частями 1 и 3 статьи 417 ГПК РФ, частью 3 статьи 244 АПК РФ, статьей 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, статьей V Конвенции 1958 года. Исходя из положений статьи 417, части 3 статьи 421, части 3 статьи 426 ГПК РФ, части 3 статьи 233, части 3 статьи 239, статьи 244 АПК РФ, пункта 2 статьи 34, пункта 1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, части 1 статьи V Конвенции 1958 года обязанность доказывания обстоятельств, служащих основанием для отмены решения третейского суда или отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, лежит на стороне, подающей заявление об отмене арбитражного решения, либо на стороне, против которой вынесено арбитражное решение.

46. Положения пункта 5 части 1 статьи 412, части 1 статьи 416, статей 417, 421, 426 ГПК РФ, статей 233, 239, части 3 статьи 244 АПК РФ, пункта 2 статьи 34, пункта 1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, статьи V Конвенции 1958 года предусматривают основания для отмены арбитражного решения и отказа в принудительном исполнении арбитражного решения. 
Суд вправе отменить решение третейского суда с местом арбитража на территории Российской Федерации или отказать в принудительном исполнении решения третейского суда по основаниям, установленным пунктом 1 части 1 статьи 417, пунктами 1–5 части 3 статьи 421, пунктами 1–5 части 3 статьи 426 ГПК РФ, пунктами 1–5 части 3 статьи 233, пунктами 1–5 части 3 статьи 239 АПК РФ, подпунктом 1 пункта 2 статьи 34, подпунктом 1 пункта 1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, пунктом 1 статьи V Конвенции 1958 года, только в том случае, если сторона, подающая заявление об отмене такого решения, или сторона, против которой вынесено решение, сама ссылается на указанные основания в заявлении.
При этом суд по собственной инициативе не проверяет наличие и не применяет предусмотренные данными нормами основания для отмены решения третейского суда или основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Основания для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, установленные пунктом 5 части 1 статьи 412, пунктом 2 части 1 статьи 417, пунктами 1, 2 части 4 статьи 421, пунктами 1, 2 части 4 статьи 426 ГПК РФ, пунктами 1, 2 части 4 статьи 233, пунктами 1, 2 части 4 статьи 239 АПК РФ, подпунктом 2 пункта 2 статьи 34, подпунктом 2 пункта 1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, пунктом 2 статьи V Конвенции 1958 года, применяются судом независимо от наличия заявления о них соответствующей стороны.
При наличии в деле доказательств, свидетельствующих о том, что спор не может быть предметом третейского разбирательства, и (или) о противоречии решения третейского суда публичному порядку Российской Федерации, суд вправе вынести указанные вопросы на обсуждение лиц, участвующих в деле (статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ). Императивный характер полномочий суда, предусмотренных пунктом 2 части 1 статьи 417, пунктами 1, 2 части 4 статьи 421, пунктами 1, 2 части 4 статьи 426 ГПК РФ, пунктами 1, 2 части 4 статьи 233, пунктами 1, 2 части 4 статьи 239 АПК РФ, подпунктом 2 пункта 2 статьи 34, подпунктом 2 пункта1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, пунктом 2 статьи V Конвенции 1958 года, не исключает права сторон арбитража, третьих лиц ходатайствовать о проверке арбитражного решения по указанным основаниям, приводить в подтверждение своих доводов соответствующие доказательства.

47. В соответствии с абзацем вторым пункта 1 части 1 статьи 417, пунктом 1 части 3 статьи 421, пунктом 1 части 3 статьи 426 ГПК РФ, пунктом 1 части 3 статьи 233, пунктом 1 части 3 статьи 239 АПК РФ, абзацем вторым подпункта 1 пункта 2 статьи 34, абзацем вторым подпункта 1пункта1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, подпунктом «а» пункта 1 статьи V Конвенции 1958 года и пунктом 2 статьи VI Конвенции о внешнеторговом арбитраже суд может отменить решение третейского суда, международного коммерческого арбитража, принятого на территории Российской Федерации, а также отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью.
Применительно к данному основанию у юридического лица суд проверяет наличие правоспособности.
В отношении третейского разбирательства с местом арбитража на территории Российской Федерации вопрос о наличии у лица, подписавшего арбитражное соглашение, необходимой правоспособности и дееспособности определяется его личным законом (статьи 1197, 1202, 1203 ГК РФ).

48. При проверке доводов стороны третейского разбирательства о том, что она не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения (абзац третий пункта 1 части 1 статьи 417, пункт 5 части 3 статьи 421, пункт 3 части 3 статьи 426 ГПК РФ, пункт 5 части 3 статьи 233, пункт 3 части 3 статьи 239 АПК РФ, абзац третий подпункта 1 пункта 2 статьи 34 Закона о международном коммерческом арбитраже, подпункт «b» пункта 1 статьи V Конвенции 1958 года), необходимо учитывать, что в силу диспозитивности третейского разбирательства стороны вправе установить любой порядок получения письменных сообщений или соблюдать тот порядок, который установлен в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения, о применении которого стороны договорились.
Сторона, сообщившая другой стороне, третейскому суду или арбитражному учреждению адрес для направления уведомлений о третейском разбирательстве, несет риск неполучения или несвоевременного получения уведомлений, доставленных по этому адресу (статьи 20, 1651 ГК РФ).
В связи с этим, если стороны арбитража не согласовали иной порядок, документы и иные материалы считаются полученными в случае, если они были направлены по последнему известному адресу организации, являющейся стороной арбитража, или по месту жительства гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, являющегося стороной арбитража, заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию попытки доставки указанных документов и материалов (статья 3 Закона об арбитраже, статья 3 Закона о международном коммерческом арбитраже). Извещение, направленное стороне арбитража, третейского разбирательства по адресу, указанному этой стороной, но не полученное по зависящим от нее причинам (например, вследствие отсутствия по месту жительства или уклонения от получения почтовой корреспонденции в отделении связи), считается доставленным.
 Если сторона арбитражного соглашения после его заключения изменила место своего жительства или адрес, однако не сообщила об указанных обстоятельствах другой стороне арбитражного соглашения, а после начала арбитража – и третейскому суду, она несет риски, связанные с неполучением или несвоевременным получением уведомлений, а уведомление, направленное ей по адресу, указанному при заключении арбитражного соглашения, считается надлежащим.
Уведомление о времени и месте проведения заседания третейского суда по делу считается надлежащим, только если оно было направлено с таким расчетом, чтобы каждая из сторон располагала разумным сроком для подготовки к разбирательству дела и прибытия на заседание.

49. При исследовании доводов стороны третейского разбирательства о несоответствии состава третейского суда или несоответствии процедуры арбитража соглашению сторон или федеральному закону как основаниях для отмены решения третейского суда, отказа в приведении его в исполнение суд с учетом положений статьи 18 Закона об арбитраже, статьи 18 Закона о международном коммерческом арбитраже проверяет в том числе соблюдение принципа независимости и беспристрастности арбитров.
Несоответствие процедуры арбитража соглашению сторон или федеральному закону в качестве основания для отмены решения третейского суда или отказа в приведении его в исполнение может иметь место только в случае, если допущенное нарушение привело к существенному нарушению прав одной из сторон, повлекшему ущемление права на справедливое рассмотрение спора, и она заявляла возражения против такого несоблюдения без неоправданной задержки в соответствии со статьей 4 Закона о международном коммерческом арбитраже.

 50. Арбитражные решения, вынесенные в рамках арбитража, осуществляемого третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора (ad hoc), с нарушением запрета, предусмотренного частью 20 статьи 44 Закона об арбитраже, считаются принятыми с нарушением процедуры, предусмотренной федеральным законом.

51. Суд отменяет решение третейского суда или отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что такое решение или приведение его в исполнение противоречит публичному порядку Российской Федерации (пункт 5 части 1 статьи 412, пункт 2 части 1 статьи 417, пункт 2 части 4 статьи 421, пункт 2 части 4 статьи 426 ГПК РФ, пункт 2 части 4 статьи 233, пункт 2 части 4 статьи 239 АПК РФ, абзац третий подпункта 2 пункта 2 статьи 34, абзац третий подпункта 2 пункта 1 статьи 36 Закона о международном коммерческом арбитраже, подпункт «b» пункта 2 статьи V Конвенции 1958 года).
 Под публичным порядком в целях применения указанных норм понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации. 
Для отмены или отказа в принудительном исполнении решения третейского суда по мотиву нарушения публичного порядка суд должен установить совокупное наличие двух признаков: во-первых, нарушение фундаментальных принципов построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которое, во-вторых, может иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.
Применение третейским судом норм иностранного права, не имеющих аналогов в российском праве; неучастие ответчика в третейском разбирательстве; не заявление должником возражений против принудительного исполнения третейского решения сами по себе не свидетельствуют о нарушении публичного порядка Российской Федерации.
Противоречие публичному порядку как основание для отмены решения третейского суда, отказа в приведении в исполнение решения третейского суда применяется судом в исключительных случаях, не подменяя специальных оснований для отказа в признании и приведении в исполнение, предусмотренных международными договорами Российской Федерации и нормами ГПК РФ и АПК РФ.
Так, нарушение порядка извещения стороны, против которой принято решение, о времени и месте рассмотрения дела, повлекшее невозможность представления ею в суд своих объяснений, является самостоятельным основанием для отмены или отказа в принудительном исполнении такого решения, в связи с этим необходимость использования механизма оговорки о публичном порядке ввиду ее экстраординарного характера отсутствует.

52. Если в рамках рассмотрения заявления об отмене или о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда судом будет установлено, что недостаток решения, являющийся основанием для отмены или отказа в принудительном исполнении, касается отдельных положений такого решения, которые могут быть отделены от остального решения, то суд отменяет или отказывает в принудительном исполнении только положений решения третейского суда, содержащих недостатки.
При этом часть решения, не содержащая таких недостатков, сохраняет силу и может быть принудительно исполнена судом.
Например, может быть отделена часть решения, содержащая выводы по вопросам, выходящим за рамки арбитражного соглашения или нарушающим публичный порядок Российской Федерации (пункт 3 части 3, пункт 2 части 4 статьи 421, пункт 4 части 3, пункт 2 части 4 статьи 426 ГПК РФ, пункт 3 части3, пункт 2 части 4 статьи 233, пункт 4 части 3, пункт 2 части 4 статьи 239 АПК РФ).
Так, не может служить основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение части решения третейского суда невозможность его исполнения в отношении одного из солидарных должников (например, в связи с введением процедуры реализации имущества гражданина в рамках банкротства), если сторона, обращающаяся в суд, настаивает на выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение в отношении остальных солидарных должников и отсутствуют иные основания для отказа в выдаче исполнительного листа (часть 4 статьи 1, пункт 3 части 3 статьи 426 ГПК РФ, часть 5 статьи 3,пункт 3 части 3 статьи 239 АПК РФ).

53. По смыслу статьи 423 ГПК РФ, статьи 236 АПК РФ, статей 38, 41 Закона об арбитраже судом разрешается вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, не исполненного должником добровольно.
Частичное исполнение стороной арбитражного решения влечет отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение той части решения, которая исполнена добровольно (часть 4 статьи 1, пункт 4 части 3 статьи 426 ГПК РФ, часть 5 статьи 3, пункт 4 части 3 статьи 239 АПК РФ).

54. В случае, если лицо, участвующее в деле, заявляет доводы, которые могут быть проверены только при наличии материалов третейского дела (например, об отсутствии должного уведомления о назначении третейского судьи или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда), с учетом положений части 2 статьи 420, части 2статьи 425 ГПК РФ, части 2 статьи 232, части 2 статьи 238 АПК РФ суду следует поставить на обсуждение сторон вопрос об истребовании данных материалов.
Истребование материалов третейского дела производится по правилам, установленным частью 2 статьи 57 ГПК РФ, частями 6, 7 статьи 66 АПК РФ.

55. При рассмотрении дела об отмене решения третейского суда или о принудительном исполнении решения третейского суда любая из сторон вправе ходатайствовать о приостановлении производства по делу на срок, не превышающий трех месяцев для того, чтобы третейский суд возобновил третейское разбирательство и устранил основания для отмены решения третейского суда.
Если суд придет к выводу о том, что допущенные третейским судом нарушения не могут быть устранены путем возобновления третейского разбирательства, в удовлетворении ходатайства стороны о приостановлении производства должно быть отказано (часть 5 статьи 420, часть 8 статьи 425 ГПК РФ и часть 5 статьи 232, часть 8 статьи 238 АПК РФ, часть 6 статьи 37 Закона об арбитраже, пункт 4 статьи 34 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Если в ходе рассмотрения дела о принудительном исполнении решения третейского суда судом будут выявлены допущенные третейским судом очевидные ошибки в подсчетах, описки или опечатки, применительно к положениям части 8 статьи 425 ГПК РФ, части 8 статьи 238 АПК РФ суд вправе поставить на обсуждение сторон вопрос о приостановлении производства по делу для предоставления возможности третейскому суду устранить допущенные нарушения.

56. Решение третейского суда, вынесенное по спору о правах на недвижимое имущество, в том числе не требующее принудительного приведения в исполнение, само по себе не является основанием для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав (часть 2 статьи 14 Федерального закона от 13 июля 2015 года No 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», статья 43 Закона об арбитраже).
Для целей осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав на основании такого решения третейского суда требуется соблюдение процедуры, установленной главой 47 ГПК РФ, § 2 главы 30 АПК РФ.
В связи с этим по указанной категории споров судам следует принимать к рассмотрению заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, даже если соответствующее решение по своей природе не требует принудительного приведения в исполнение (например, решения третейских судов о признании за истцом права собственности или иных прав на объекты недвижимого имущества, находящиеся на территории Российской Федерации).

57. Вопросы процессуального правопреемства после принятия третейским судом решения, в том числе на стадии исполнительного производства по исполнению исполнительного листа, выданного на основании определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (пункт 1 части 2 статьи52 Федерального закона от 2 октября 2007 года No 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве), подлежат рассмотрению судом в порядке, предусмотренном статьей 44 ГПК РФ, статьей 48 АПК РФ.

58. При рассмотрении дела о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда стороны вправе заключить мировое соглашение, которое может быть утверждено судом при условии соблюдения требований, предусмотренных частью 2 статьи 39, частью 2 статьи 1538 ГПК РФ, частью 3 статьи 139, частью 6 статьи 141 АПК РФ. Применительно к рассматриваемой категории дел суд проверяет условия мирового соглашения на предмет соответствия закону и соблюдения прав третьих лиц.

59. Если по результатам рассмотрения суд выносит определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в определении должно содержаться указание именно на выдачу исполнительного листа, а не на совершение каких-либо действий, например взыскание с ответчика присужденных денежных средств (пункт 5 части 2 статьи 427 ГПК РФ, пункт 5 части 2 статьи 240 АПК РФ). В исполнительном листе, выдаваемом судом на основании указанного определения, исходя из смысла положений главы 47 ГПК РФ и § 2 главы 30 АПК РФ, подпункта 6 пункта 5 части 1 статьи 13 Закона об исполнительном производстве, должна указываться резолютивная часть решения третейского суда, подлежащая исполнению, а не определения о выдаче исполнительного листа.

60. Если иное прямо не предусмотрено законом, определения суда, принятые по делу об оспаривании решения третейского суда или о приведении в исполнение решения третейского суда, а также иные определения суда, принятые в рамках осуществления функций контроля в отношении третейских судов по правилам глав 45, 47, 471 ГПК РФ, 30 и 31 АПК РФ (в частности, определения по делу о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, о возвращении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, о наложении штрафа за неуважение к суду, о приостановлении производства по делу), не подлежат обжалованию в апелляционном порядке, но могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции (часть 5 статьи 422, часть 5 статьи 427 ГПК РФ, часть 5 статьи 234, часть 5 статьи 240, часть 3 статьи 245 АПК РФ). 61. При наличии оснований, установленных частью 1 статьи 203 ГПК РФ, частью 1 статьи 324 АПК РФ, суд, удовлетворивший требование о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вправе по заявлению стороны третейского разбирательства (должника или взыскателя), а также судебного пристава-исполнителя отсрочить или рассрочить исполнение решения третейского суда, изменить способ и порядок его исполнения, в том числе путем утверждения мирового соглашения (часть 1 статьи 50 Закона об исполнительном производстве, часть 1 статьи 1538 ГПК РФ, часть 1 статьи 139 АПК РФ).
Если соответствующий вопрос ранее рассматривался третейским судом (например, сторона ходатайствовала об установлении третейским судом дополнительного срока для добровольного исполнения третейского решения), суд при рассмотрении соответствующего заявления учитывает выводы третейского суда.

62. Заявление о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, а равно заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть подано в срок, не превышающий трех лет со дня его принятия или со дня окончания установленного таким решением срока для его добровольного исполнения (часть 4 статьи 1, часть 3 статьи 409 ГПК РФ, часть 5 статьи 3, часть 2 статьи 246 АПК РФ, статья 38, часть 1 статьи 41 Закона об арбитраже).

63. Правила, установленные главой 47 ГПК РФ, § 2 главы 30 АПК РФ, применяются также при рассмотрении судами заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение постановлений третейских судов, на основании которых произведены взыскание и распределение издержек, взыскание арбитражного (третейского) сбора. 

64. Отмена решения третейского суда или отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не препятствуют сторонам третейского разбирательства повторно обратиться в третейский суд, если возможность обращения не утрачена, или в суд по правилам, предусмотренным ГПК РФ и АПК РФ (часть 3 статьи 422,часть 3 статьи 427 ГПК РФ, часть 3 статьи 234, часть 3 статьи 240 АПК РФ).

Полный текст Постановления Пленума >>>

ВЫПОЛНЕНИЕ ГОССУДАМИ ФУНКЦИЙ СОДЕЙСТВИЯ В ОТНОШЕНИИ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА. ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ (ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВС № 53 ОТ 10.12.19)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ No 53 от 10 декабря 2019 г. «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража 

 4. Выполнение судами функций содействия в отношении третейского суда: 

 34. Суд осуществляет функции по назначению арбитра (арбитров) в случаях, предусмотренных положениями частей 3 и 4 статьи 11 Закона об арбитраже, пунктов 3 и 4 статьи 11 Закона о международном коммерческом арбитраже, если были соблюдены все предусмотренные законом или соглашением сторон процедуры, но это не привело к необходимому результату, и третейский суд не может быть сформирован без участия суда. Применительно к пункту 1 части 3 статьи 11 Закона об арбитраже, подпункту 1 пункта 3 статьи 11 Закона о международном коммерческом арбитраже при арбитраже с несколькими арбитрами суд вправе назначить любого из арбитров, в том числе председателя третейского суда.
Если в соответствии с заявлением стороны суд назначил одного из арбитров, то назначение (или избрание) председателя третейского суда должно производиться в соответствии с процедурой, предусмотренной соглашением сторон.
Если председатель третейского суда в этом случае не может быть назначен (избран) в соответствии с процедурой, предусмотренной соглашением сторон, то в отношении его назначения одна из сторон может подать отдельное заявление в суд.
При назначении арбитра суд учитывает требования, предусмотренные законом и соглашением сторон, в том числе соображения, которые могут обеспечить назначение независимого и беспристрастного арбитра (часть 5 статьи 11 Закона об арбитраже и пункт 6 статьи 11 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Для целей подбора кандидатов в арбитры суд может использовать рекомендованные списки арбитров, которые ведут постоянно действующие арбитражные учреждения.
Суд не осуществляет функции по назначению арбитра, если между сторонами арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, достигнуто прямое соглашение об исключении возможности назначения арбитра судом, а также если соглашение сторон том числе применимые правила арбитража) предусматривает иные способы назначения арбитра (например, назначение арбитра постоянно действующим арбитражным учреждением) и стороной не представлены доказательства, что такой способ не может обеспечить назначение арбитра в соответствии с согласованной процедурой назначения (часть 4 статьи Закона об арбитраже, пункт 5 статьи 11 Закона о международном коммерческом арбитраже).

35. Суд рассматривает отвод, заявленный арбитру стороной в рамках арбитража внутреннего спора или международного коммерческого арбитража с местом арбитража в Российской Федерации, если заявление стороны об отводе было ранее отклонено в соответствии с процедурой, предусмотренной соглашением сторон.
Предъявление в суд указанного заявления само по себе не препятствует третейскому суду, включая арбитра, которому заявлен отвод, продолжать арбитраж и принять арбитражное решение (часть 3 статьи 13 Закона об арбитраже и пункт 3 статьи 13 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Исходя из положений части 3 статьи 13 Закона об арбитраже, пункта 3 статьи 13 Закона о международном коммерческом арбитраже, абзаца второго статьи 220, пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, суд прекращает производство по заявлению об отводе арбитра, если сторонами арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, заключено прямое соглашение, исключающее разрешение вопроса об отводе арбитра судом. Если заявление об удовлетворении отвода арбитра не было рассмотрено судом до вынесения решения по существу третейским судом, производство по данному делу подлежит прекращению в связи с окончанием третейского разбирательства (часть 4 статьи 4273 ГПК РФ, часть 4 статьи 2403 АПК РФ).
В этом случае сторона арбитража, подавшая такое заявление, не лишена права ссылаться на обстоятельства, являющиеся основанием для указанного заявления, при рассмотрении судом заявления об отмене или о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по тому же спору.

36. Суд принимает обеспечительные меры по заявлению стороны третейского разбирательства по общим правилам, предусмотренным нормами главы 13 ГПК РФ, главы 8 АПК РФ, с учетом особенностей процедуры третейского разбирательства, основанного на арбитражном соглашении. В частности, помимо оценки обоснованности заявления о необходимости принятия испрашиваемых обеспечительных мер и их соразмерности заявленному в третейский суд требованию, а также возможности обеспечения исполнения решения третейского суда (статья 139, части 1 и 3 статьи 140 ГПК РФ, статья 91 АПК РФ) суд проверяет действительность и исполнимость арбитражного соглашения, допустимость передачи возникшего между сторонами спора на разрешение третейского суда (статья 221 ГПК РФ, статья 33 АПК РФ). Наличие постановления или иного акта третейского суда об обеспечительных мерах не препятствует подаче в суд заявления о принятии обеспечительных мер.
Суд рассматривает заявление об обеспечении иска в течение срока и по правилам, установленным статьей 141 ГПК РФ, статьей 93 АПК РФ. По результатам рассмотрения заявления судом выносится определение о принятии мер по обеспечению иска или об отказе в обеспечении иска (статья 141 ГПК РФ, часть 5 статьи 93 АПК РФ).
Обеспечительные меры могут быть приняты судом в отношении третейского разбирательства с местом арбитража как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами. Исходя из положений главы 13, раздела VI ГПК РФ, глав 8, 30 АПК РФ, статьи 17 Закона об арбитраже, статьи 17 Закона о международном коммерческом арбитраже постановления, иные акты третейского суда о принятии обеспечительных мер подлежат выполнению сторонами, но не могут быть принудительно исполнены в порядке, установленном для исполнения решений третейских судов, поэтому выдача исполнительного листа на принудительное исполнение актов третейских судов об обеспечительных мерах не производится.

37. На основании положений статьи 631 ГПК РФ, статьи 741 АПК РФ, статьи 30 Закона об арбитраже, статьи 27 Закона о международном коммерческом арбитраже право обращения в суд с запросом о содействии в получении доказательств предоставлено третейскому суду и стороне спора, которой третейским судом может быть выдан запрос для непосредственного направления в суд.
С запросом о содействии в получении доказательств в соответствии с частью 1 статьи 631 ГПК РФ, частью 1 статьи 741 АПК РФ вправе обратиться третейский суд с местом арбитража на территории Российской Федерации, образованный в рамках третейского разбирательства, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, в том числе иностранным арбитражным учреждением, получившим в соответствии со статьей 44 Закона об арбитраже право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.
Согласно части 3 статьи 631 ГПК РФ, части 3 статьи 741 АПК РФ запрос третейского суда может быть направлен для получения письменных доказательств, вещественных доказательств, иных документов и материалов, предусмотренных статьями 71, 73 и 77 ГПК РФ, статьями 75, 76 и 89 АПК РФ.

38. Суд рассматривает и исполняет запрос о содействии в получении доказательств в порядке, предусмотренном частью 6 статьи 631 ГПК РФ, частями 4 и 5 статьи 741 АПК РФ.
До исполнения запроса суд проверяет возможность передачи спора в третейский суд (часть 2 статьи 22 , пункт 3 части 4 статьи 63 ГПК РФ, статья 33, пункт 3 части 4 статьи 741 АПК РФ). Содействие третейскому суду в получении доказательств осуществляется судом в пределах запроса третейского суда, в том числе в случае, когда он выдан стороне третейского разбирательства.
Для целей исполнения запроса о содействии в получении доказательств суд может истребовать доказательства в порядке, предусмотренном статьей 57 ГПК РФ, частями 4, 6 статьи 66 АПК РФ. При этом оценку истребуемых доказательств по правилам статьи 67 ГПК РФ, статьи 71 АПК РФ суд не осуществляет.

39. Суд отказывает в исполнении запроса третейского суда о содействии в получении доказательств в случаях, предусмотренных частью 4 статьи 631 ГПК РФ, частью 4 статьи 741 АПК РФ.
По смыслу части 1 статьи 631 ГПК РФ, части 1 статьи 741 АПК РФ суд отказывает в исполнении запроса третейского суда о содействии в получении доказательств также в случае направления запроса третейским судом для разрешения конкретного спора (ad hoc) либо третейским судом с местом арбитража за пределами Российской Федерации.

40. В соответствии с частями 5 и 7 статьи 631 ГПК РФ, частями 5 и 7 статьи 741 АПК РФ по результатам рассмотрения запроса о содействии в получении доказательств суд выносит определение об отказе в исполнении запроса либо определение об исполнении запроса. 
Определение об отказе в исполнении запроса направляется в третейский суд, направивший запрос (часть 5 статьи 631 ГПК РФ, часть 5 статьи 741 АПК РФ).
Определение об исполнении запроса со всеми материалами, собранными при исполнении запроса, в трехдневный срок пересылается в третейский суд, направивший запрос, либо передается стороне третейского разбирательства, если в запросе прямо оговорена возможность получения ею истребуемых доказательств (часть 7 статьи 631 ГПК РФ, часть 7 статьи 741 АПК РФ).

41. С учетом положений статьи 72, части 3 статьи 90 АПК РФ и части 4 статьи 1, статей 64–66 ГПК РФ не исключается возможность рассмотрения судом вопроса об обеспечении доказательств по заявлению стороны третейского разбирательства.

Полный текст Постановления Пленума >>>

суббота, 18 апреля 2020 г.

РАССМОТРЕНИЕ ГОССУДАМИ ВОПРОСОВ О КОМПЕТЕНЦИИ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ. СПОРЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ ПЕРЕДАЧЕ НА РАССМОТРЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА. АРБИТРАЖНОЕ СОГЛАШЕНИЕ (ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВС № 53 ОТ 10.12.19)


О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража.  
 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ No 53 от 10 декабря 2019 г. 

 3. Рассмотрение судами вопросов о компетенции третейских судов. Споры, подлежащие передаче на рассмотрение третейского суда. Арбитражное соглашение 

 16. Суд устанавливает факт наличия (отсутствия) компетенции третейского суда путем проверки соблюдения сторонами спора условий обращения к третейскому разбирательству. На рассмотрение третейского суда может быть передан спор, имеющий гражданско-правовой характер, если иное не установлено федеральным законом, и между сторонами имеется действующее арбитражное соглашение (часть 3 статьи 3, часть 1 статьи 221 ГПК РФ, часть 6 статьи 4, статья 33 АПК РФ, части 3 и 4 статьи 1, часть 6 статьи 4 Закона об арбитраже, пункт 3 статьи 1 Закона о международном коммерческом арбитраже). Если имеется соглашение сторон о рассмотрении спора третейским судом и любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в суде первой инстанции заявит возражение в отношении рассмотрения дела в суде, суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, за исключением случаев, если установит, что это соглашение недействительно, неисполнимо или утратило силу (абзац шестой статьи 222 ГПК РФ, пункт 5 части 1 статьи 148 АПК РФ).
Суд также оставляет без рассмотрения исковое заявление на основании абзаца шестого статьи 222 ГПК РФ, пункта 6 части 1 статьи 148 АПК РФ в том случае, если стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта судом, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если любая из сторон заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в суде, за исключением случаев, если суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.
При решении вопроса об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с наличием арбитражного соглашения суд проверяет наличие признаков, с очевидностью свидетельствующих о недействительности, неисполнимости арбитражного соглашения или об утрате им силы, а также о том, что спор не подлежит рассмотрению в третейском суде.
Выводы суда об отсутствии таких признаков не препятствуют изучению этих вопросов третейским судом в рамках установления компетенции на рассмотрение спора, а также не являются обязательными для суда, осуществляющего функции содействия и контроля в отношении третейского разбирательства в дальнейшем (статья 16 Закона об арбитраже, статья 16 Закона о международном коммерческом арбитраже).
В соответствии с частью 1 статьи 8 Закона об арбитраже, пунктом 1 статьи 8 Закона о международном коммерческом арбитраже, если исковое заявление по вопросу, в отношении которого заключено арбитражное соглашение, подано в суд, и при этом спор не подлежит рассмотрению третейским судом, суд рассматривает данный спор по существу даже при наличии возражения одной из сторон против рассмотрения спора в суде.

17. Споры и иные дела, вытекающие из гражданско-правовых отношений (гражданско-правовые споры), допустимо разрешать в порядке третейского разбирательства, если иное прямо не установлено федеральным законом (часть 1 статьи 221 ГПК РФ, часть 1 статьи 33 АПК РФ, часть 3 статьи 1 Закона об арбитраже). Часть 2 статьи 221 ГПК РФ, часть 2 статьи 33 АПК РФ устанавливают перечень гражданско-правовых споров и иных дел, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда.
К таким спорам, в частности, относятся дела, рассматриваемые судом в порядке особого производства, в том числе дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение (пункт 1 части 2 статьи 22 , статья 262 ГПК РФ, глава 27 АПК РФ);
- дела о 23 защите прав и законных интересов группы лиц (глава 28 АПК РФ, глава 22, часть 4 статьи 1 ГПК РФ); споры о созыве общего собрания участников юридического лица (пункт 7 части 1, пункт 1 части 2 статьи 2251 АПК РФ, пункт 8 части 1 статьи 22, части 1, 3 статьи 22 , часть 4 статьи 1 ГПК РФ);
- споры, связанные с исключением участников юридического лица из данного юридического лица (пункт 5 части 2 статьи 2251 АПК РФ, пункт 8 части 1 статьи 22, части 1, 3 статьи 22 , часть 4 статьи 1 ГПК РФ).
- дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, не допустимо разрешать в порядке третейского разбирательства, если иное не установлено федеральным законом или международным договором Российской Федерации.
В частности, не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда споры по делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок; по делам, связанным с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, например в сфере эмиссии ценных бумаг (часть 1, пункт 2 части 2 статьи 2251 АПК РФ, пункт 8 части 1 статьи 22, 1 часть 1 статьи 22 , часть 4 статьи 1 ГПК РФ);
- по делам, возникающим из налоговых, таможенных, бюджетных правоотношений. Федеральным законом должны быть прямо установлены иные споры, не подлежащие передаче на рассмотрение третейского суда (часть 2 статьи 221 ГПК РФ, часть 2 статьи 33 АПК РФ). Например, согласно пункту 22 статьи 41 Федерального закона от 22 апреля 1996 года No 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда споры по договорам, заключенным форекс-дилерами с физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями. Споры, возникающие из отношений, регулируемых Федеральным законом от 5 апреля 2013 года No 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», не могут быть переданы в третейский суд до дня вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок определения постоянно действующего арбитражного учреждения, которое вправе администрировать споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (пункт 8 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2015 года No 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»). - Кроме того, федеральным законом могут быть установлены исключения из перечня споров, которые не подлежат рассмотрению третейским судом по правилам части 2 статьи 221 ГПК РФ, части 2 статьи 33 АПК РФ. Например, согласно статье 362 Федерального закона от 4 декабря 2007 года No 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» споры, возникающие в профессиональном спорте и спорте высших достижений, включая индивидуальные трудовые споры, передаются сторонами таких споров в арбитраж (третейское разбирательство), администрируемый постоянно действующим арбитражным учреждением, рассматривающим споры в профессиональном спорте и спорте высших достижений, в соответствии с законодательством Российской Федерации об арбитраже (третейском разбирательстве) и с особенностями, установленными указанным Федеральным законом и другими федеральными законами.

18. Арбитражное соглашение является соглашением сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет (пункт 1 статьи II Конвенции 1958 года, часть 1 статьи 7 Закона об арбитраже, пункт 1 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже).

19. Исходя из положений части 1 статьи 7 Закона об арбитраже, пункта 1 части 7 Закона о международном коммерческом арбитраже, части 3 статьи 3 ГПК РФ, части 6 статьи 4 АПК РФ арбитражное соглашение может предусматривать передачу на рассмотрение третейского суда как уже возникших между сторонами, так и будущих споров, если иное не установлено федеральным законом.
Например, арбитражная оговорка, включенная до возникновения оснований для предъявления иска в договор потребительского кредита (займа), является недействительной в силу запрета, установленного частью 4 статьи13 Федерального закона от 21 декабря 2013 года No 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

20. В силу части 1 статьи 16 Закона об арбитраже, пункта 1 статьи 16 Закона о международном коммерческом арбитраже арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, признается соглашением, не зависящим от других условий договора, то есть носит автономный характер. 
Признание договора недействительным или признание его незаключенным сами по себе не влекут недействительности арбитражного соглашения. Основания недействительности, с которыми нормы применимого права связывают недействительность арбитражного соглашения (например, пороки воли при заключении третейского соглашения), относятся непосредственно к такому соглашению, оцениваются судом отдельно от пороков основного договора и только в определенных случаях могут совпадать с основаниями недействительности основного договора (например, при выявлении фальсификации договора и отсутствии его последующего одобрения).

21. Если стороны не договорились об ином, арбитражное соглашение распространяется на любые сделки, направленные на исполнение, изменение или расторжение указанного в арбитражном соглашении договора, а также на любые споры, связанные с его заключением, вступлением в силу, изменением, прекращением, действительностью, в том числе с возвратом сторонами всего исполненного по договору, признанному недействительным или не заключенным. 
Если иное не следует из формулировок арбитражного соглашения, его действие распространяется на требования из причинения вне договорного вреда, требования из неосновательного обогащения и иные требования, если такие требования связаны с договором, в отношении которого заключено арбитражное соглашение (части 9, 11 статьи 7 Закона об арбитраже, пункты 10, 12 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже).
По общему правилу, арбитражное соглашение сохраняет силу при расторжении основного договора, за исключением случаев, когда волеизъявление сторон было прямо направлено на расторжение не только основного договора, но и содержащейся в нем арбитражной оговорки.

22. Арбитражное соглашение может быть включено в договор в виде арбитражной оговорки или заключено в виде отдельного соглашения (часть 1 статьи 7 Закона об арбитраже, пункт 1 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Требование о письменной форме арбитражного соглашения будет соблюдено в том числе в случае, если оно заключено путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, включая электронные документы, передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны (части 2 и 3 статьи 7 Закона об арбитраже, пункты 2 и 3 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже). С учетом положений частей 2 и 3 статьи 7 Закона об арбитраже и пунктов 2–4 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже арбитражное соглашение также считается заключенным в письменной форме в виде электронного сообщения, если содержащаяся в нем информация является доступной для последующего использования и если арбитражное соглашение заключено в соответствии с требованиями закона, предусмотренными для договора, заключаемого путем обмена документами посредством электронной связи. 

Арбитражное соглашение может заключаться путем обмена процессуальными документами (в том числе исковым заявлением и отзывом на исковое заявление), в которых одна из сторон заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не возражает (часть 4 статьи 7 Закона об арбитраже, пункт 5 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже). 
Если иное не следует из текста таких процессуальных документов, данное соглашение распространяется только на тот спор, в ходе арбитража по которому оно заключено. Последующие споры с участием тех же сторон не охватываются действием такого арбитражного соглашения. При применении части 6 статьи 7 Закона об арбитраже, пункта 7 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже следует учитывать, что арбитражная оговорка может быть заключена путем отсылки, в частности, к стандартным условиям (например, правилам организованных торгов, клиринга), типовому договору.  Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, представляет собой арбитражное соглашение, заключенное в письменной форме, при условии, что указанная ссылка позволяет считать такую оговорку частью договора (часть 5 статьи 7 Закона об арбитраже, пункт 6 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже), то есть суд устанавливает наличие воли сторон на распространение условий этого документа на отношения, возникшие из договора.
 В частности, ссылка в договоре на то, что все возникающие споры будут разрешаться в порядке, предусмотренном другим документом, в текст которого включена арбитражная оговорка (например, определенным типовым договором), делает соответствующую оговорку частью договора сторон.

23. Арбитражное соглашение может быть заключено путем присоединения к рекомендуемой арбитражной оговорке, содержащейся в уставе организации, правилах разрешения споров какой-либо организации, иных правилах организации, биржи, ассоциации и т.п., при условии, что эти акты распространяются на стороны, заключившие арбитражное соглашение.
При применении части 7 статьи 7 Закона об арбитраже, пункта 8 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже следует иметь в виду, что в силу правопреемства включенная в устав юридического лица арбитражная оговорка, если из устава не следует иное, связывает не только само юридическое лицо и его участников, голосовавших за включение арбитражной оговорки, но и любых новых участников юридического лица, которые приобрели акции или доли в его уставном капитале или стали его членами уже после включения арбитражной оговорки в устав (часть 10 статьи 7 Закона об арбитраже, пункт 11 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Такая арбитражная оговорка также является действительной в отношении корпоративного спора с участием контрагентов юридического лица (третьих лиц), например, по искам, направленным на реализацию права, закрепленного в абзаце шестом пункта 1 статьи 652 ГК РФ (пункт 3 части 1 статьи 2251 АПК РФ, пункт 8 части 1 статьи 22, часть 4 статьи 1 ГПК РФ), в том случае, если такие третьи лица также являются сторонами арбитражного соглашения. При этом доказательством наличия согласия такого третьего лица на обязательность для него арбитражного соглашения, содержащегося в уставе юридического лица, может служить как заключенное между юридическим лицом и третьим лицом самостоятельное арбитражное соглашение, так и направленное в адрес юридического лица заявление о присоединении к арбитражной оговорке, которая содержится в уставе юридического лица.

24. Допускается заключение альтернативных соглашений о разрешении споров, предусматривающих право истца выбрать по своему усмотрению применимую процедуру разрешения спора.
Альтернативное соглашение о порядке разрешения споров может предоставлять истцу выбор между арбитражем и судом; двумя и более арбитражными учреждениями; между арбитражем, администрируемым арбитражным учреждением, и арбитражем, созданным для разрешения конкретного спора, и т.д.
Альтернативное соглашение о порядке разрешения споров также может предусматривать право одной стороны предъявить иск в один поименованный в соглашении арбитраж или суд, а второй стороны – в другой арбитраж или суд.
Соглашение о разрешении споров, закрепляющее такое право выбора только за одной стороной договора (диспаритетное соглашение), является недействительным в части лишения другой стороны возможности выбора тех же способов разрешения спора. В этом случае каждая из сторон договора обладает правом воспользоваться любым способом разрешения спора из тех, которые предусмотрены в заключенном сторонами альтернативном соглашении.

25. В силу части 10 статьи 7 Закона об арбитраже и пункта 11 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже арбитражное соглашение, заключенное правопредшественником, распространяет свое действие на всех его правопреемников в случае как универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица), так и сингулярного правопреемства (любые формы перемены лиц в обязательстве). 26. Основанием компетенции третейского суда является действительное и исполнимое арбитражное соглашение, не утратившее силу.
Применение положений части 8 статьи 7 Закона об арбитраже, пункта 9 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже предполагает, что любые сомнения должны толковаться в пользу действительности и исполнимости арбитражного соглашения.
Сторона арбитражного соглашения, оспаривающая его действительность и исполнимость, обязана доказать то, что любое толкование приводит к его недействительности и (или) неисполнимости.

27. По смыслу подпункта «а» пункта 1 статьи V Конвенции 1958 года вопросы заключенности, действительности, исполнимости и толкования арбитражного соглашения регулируются правом, применимым к арбитражному соглашению. Стороны вправе самостоятельно выбрать право, применимое к арбитражному соглашению.
В силу принципа автономности арбитражного соглашения право, применимое к арбитражному соглашению, может отличаться от права, применимого к основному договору, и права, применимого к процедуре арбитража.
 При отсутствии выбора сторонами права, применимого к арбитражному соглашению, оно подчинено праву страны, в котором вынесено или должно быть вынесено арбитражное решение в соответствии с арбитражным соглашением.

28. В силу части 12 статьи 7 Закона об арбитраже и пункта 13 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже правила арбитража, на которые содержится ссылка в арбитражном соглашении, рассматриваются в качестве неотъемлемой части арбитражного соглашения.
При наличии противоречий между положениями выбранных правил арбитража и иных условий арбитражного соглашения судам следует исходить из приоритета специально согласованных сторонами условий арбитражного соглашения, за исключением случаев, когда соответствующие положения выбранных правил арбитража не могут быть изменены соглашением сторон.

29. Под недействительным арбитражным соглашением понимается соглашение, заключенное при наличии порока воли (обман, угроза, насилие), с несоблюдением формы или противоречащее иным императивным требованиям применимого права. 

30. Под неисполнимым арбитражным соглашением понимается такое соглашение, из содержания которого не может быть установлена воля сторон в отношении выбранной ими процедуры арбитража (например, невозможно установить, осуществлен ли выбор определенного институционального арбитража или арбитража ad hoc) или которое не может быть исполнено в соответствии с волей сторон (например, согласованное арбитражное учреждение не вправе осуществлять администрирование арбитража в соответствии с требованиями применимого права).
О неисполнимости арбитражной оговорки может свидетельствовать, в частности, указание на несуществующее арбитражное учреждение. С учетом положений части 8 статьи 7 Закона об арбитраже, пункта 9 статьи 7 Закона о международном коммерческом арбитраже при толковании арбитражного соглашения, которое содержит неточное наименование арбитражного учреждения или применимых правил арбитража, следует исходить из того, возможно ли установить арбитражное учреждение или правила арбитража, на использование которых было направлено волеизъявление сторон.
Арбитражное соглашение может быть признано неисполнимым только в том случае, когда установление действительной воли сторон невозможно, например, если существуют два и более арбитражных института, наименования которых сходны с наименованием, указанным сторонами, при условии, что такой недостаток арбитражного соглашения не может быть устранен с помощью механизмов, установленных в статье IV Конвенции о внешнеторговом арбитраже.
Арбитражное соглашение, которое соответствует арбитражному соглашению, рекомендованному арбитражным учреждением, согласованным сторонами, является исполнимым. При наличии сомнений в действительности и исполнимости арбитражного соглашения следует оценивать не только текст арбитражного соглашения, но и иные доказательства, позволяющие установить действительную волю сторон (в том числе предшествующие арбитражному соглашению переговоры и переписку, последующее поведение сторон).

31. В случае, если сторона арбитража в соответствии с частью 2 статьи 16 Закона об арбитраже, пунктом 2 статьи 16 Закона о международном коммерческом арбитраже не позднее представления ею первого заявления по существу спора представила возражения против компетенции третейского суда, дальнейшее ее участие в третейском разбирательстве само по себе не является признанием компетенции третейского суда. Предъявление ответчиком встречного иска также не может считаться признанием им компетенции третейского суда при наличии в отзыве на иск или ином первом заявлении ответчика по существу спора возражений против компетенции третейского суда.

32. Если в ходе арбитража не соблюдаются условие арбитражного соглашения, положения применимых правил арбитража либо диспозитивная норма Закона об арбитраже или Закона о международном коммерческом арбитраже, и при этом сторона, которой известно или должно быть известно о таком нарушении, продолжает участвовать в арбитраже, не заявляя возражений против такого нарушения без неоправданной задержки, а если для этой цели предусмотрен какой-либо срок, в течение такого срока, она считается отказавшейся от своего права на возражение (статья 4 Закона об арбитраже и статья 4 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Такая сторона утрачивает право заявлять указанные возражения в дальнейшем как на более поздней стадии арбитражного разбирательства, так и при рассмотрении заявления об отмене или принудительном исполнении арбитражного решения, поскольку, не заявив возражений и продолжив участвовать в арбитраже, сторона своими действиями выражает согласие с процедурой арбитража.
В случае если сторона арбитража полагает, что третейский суд превышает пределы своей компетенции, такая сторона должна заявить возражения об этом сразу, как только вопрос, выходящий за пределы компетенции, будет поставлен в ходе арбитража (пункт 2 статьи 16 Закона о международном коммерческом арбитраже, часть 2 статьи 16 Закона об арбитраже). При этом сторона считается утратившей право на возражение относительно компетенции по спорному вопросу, если представляет позицию по его существу без указания на отсутствие компетенции.
Сторона считается утратившей право на такое возражение, в том числе в рамках производства об оспаривании и о принудительном исполнении решения третейского суда.

33. В случае если третейским судом вынесено отдельное постановление предварительного характера о наличии у него компетенции, любая из сторон арбитража может обратиться в суд с заявлением о его отмене в порядке, установленном статьей 4221 ГПК РФ, статьей 235 АПК РФ.
Предъявление в суд указанного заявления само по себе не препятствует третейскому суду продолжать арбитраж и принять арбитражное решение (часть 3 статьи 16 Закона об арбитраже, пункт 3 статьи 16 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Определение суда об отмене постановления третейского суда предварительного характера о наличии у него компетенции является основанием для прекращения незавершенного арбитража.
Сторона, не обратившаяся в суд с заявлением об отмене отдельного постановления о наличии у третейского суда компетенции, не лишается права заявлять выдвинутые ранее в ходе третейского разбирательства возражения против компетенции третейского суда в рамках производства об отмене решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
Если третейский суд выносит постановление об отсутствии у него компетенции, арбитраж подлежит прекращению. Такое постановление, а также акты третейского суда, связанные с прекращением арбитража по указанному основанию, не подлежат оспариванию в суде. Суд отказывает в принятии заявления об оспаривании указанных актов третейского суда применительно к пункту 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, пункту 1 части 1 статьи 1271 АПК РФ, а если производство по делу возбуждено – прекращает производство по делу в порядке, установленном абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ. Заинтересованное лицо в таком случае вправе обратиться с иском в суд о защите своих нарушенных прав по общим правилам о подсудности спора.
В случае если стороны третейского разбирательства своим прямым соглашением исключили возможность оспаривания постановления третейского суда о наличии у него компетенции (часть 3 статьи 16 Закона об арбитраже) в порядке, предусмотренном статьей 4221 ГПК РФ, статьей 235 АПК РФ, такое заявление не подлежит рассмотрению судом (пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, пункт 1 части 1 статьи 1271 АПК РФ), а возбужденное производство по делу должно быть прекращено (абзац второй статьи 220 ГПК РФ, пункт 1 части 1 статьи 150 АПК РФ).

Полный текст Постановления Пленума >>>