вторник, 25 августа 2020 г.

ТРЕТЕЙСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО ДО, ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ БАНКРОТСТВА (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 17.09.2019 N 4-КГ19-36)


1) С МОМЕНТА ОТКРЫТИЯ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ КОНКУРСНОГО ПРОИЗВОДСТВА в отношении должника, выступающего ответчиком в третейском разбирательстве по спору, который в силу закона подлежит рассмотрению арбитражным судом в рамках дела о банкротстве, ТРЕТЕЙСКИЙ СУД УТРАЧИВАЕТ КОМПЕТЕНЦИЮ ПО ЕГО РАССМОТРЕНИЮ и обязан вынести определение о прекращении третейского разбирательства 


2) Если же третейский суд без нарушения компетенции вынес решение по такому спору ПРОТИВ ОТВЕТЧИКА-ДОЛЖНИКА ДО МОМЕНТА ОТКРЫТИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕГО КОНКУРСНОГО ПРОИЗВОДСТВА, то после указанного момента подтвержденное этим решением третейского суда требование к должнику о возврате имущества ПОДЛЕЖИТ РАССМОТРЕНИЮ В ХОДЕ КОНКУРСНОГО производства в деле о банкротстве.

3) В том случае, когда требование о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда было предъявлено в государственный суд ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ НАБЛЮДЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ДОЛЖНИКА, поданное заявление ПОДЛЕЖИТ ОСТАВЛЕНИЮ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ БЕЗ РАССМОТРЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ЭТОГО ДОЛЖНИКА на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК (для судов общей юрисдикции производство по делу прекращается в соответствующей части на основании абз. 2 ст. 220 ГПК), А КРЕДИТОР ВПРАВЕ ЗАЯВИТЬ ИМЕЮЩЕЕСЯ ТРЕБОВАНИЕ В ИНОМ СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ НА, основании ст. 71 Закона о банкротстве.

Определение ВС РФ от 17.09.2019 N 4-КГ19-36

https://www.souz-u-t-s.ru/details/novosti_syda/Tretejskoe-proizvodstvo-do-vo-vremya-i-posle-bankrotstva/

четверг, 20 августа 2020 г.

ОТКАЗ ЧИНОВНИКА В ЛИЧНОМ ПРИЕМЕ ПО ПРИЧИНЕ НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ЯВЛЯЕТСЯ НЕЗАКОННЫМ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 18.02.2020 N 13-КА19-3)

 

Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18.02.2020 N 13-КА19-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2020 г. N 13-КА19-3

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело N 2а-3575/2018 по административному исковому заявлению Самуйленкова Владимира Васильевича о признании незаконным решения заместителя Министра обороны Российской Федерации об отказе в личном приеме и возложении обязанности устранить допущенные нарушения по кассационной жалобе заместителя Министра обороны Российской Федерации на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Тамбовского областного суда от 18 февраля 2019 года, которым отменено решение Октябрьского районного суда г. Тамбова от 14 ноября 2018 года и вынесено новое решение об удовлетворении административного искового заявления Самуйленкова В.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя административных ответчиков заместителя Министра обороны Российской Федерации и Министерства обороны Российской Федерации Кикеевой Л.А., возражения на кассационную жалобу административного истца Самуйленкова В.В., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Самуйленков В.В. обратился в суд с административным исковым заявлением о признании незаконным решения заместителя Министра обороны Российской Федерации об отказе в личном приеме и возложении обязанности устранить допущенные нарушения. В обоснование заявленных требований указал, что 6 августа 2018 года он обратился с заявлением на имя заместителя Министра обороны Российской Федерации о личном приеме. Письмом от 22 августа 2018 года ему сообщено, что 22 августа 2018 года заместителем Министра обороны Российской Федерации Шевцовой Т.В. принято решение о нецелесообразности такого приема.

Данное решение, по мнению административного истца, принято с существенным нарушением требований действующего законодательства и нарушает его права и законные интересы. Кроме того, заместитель Министра обороны Российской Федерации поручил рассмотреть его обращение нижестоящему органу, о неудовлетворительных действиях которого он предполагал доложить на личном приеме.

 

Решением Октябрьского районного суда г. Тамбова от 14 ноября 2018 года Самуйленкову В.В. отказано в удовлетворении заявленных требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Тамбовского областного суда от 18 февраля 2019 года решение Октябрьского районного суда г. Тамбова от 14 ноября 2018 года отменено, по делу принято новое решение о признании незаконным решения заместителя Министра обороны Российской Федерации Шевцовой Т.В. от 22 августа 2018 года, которым Самуйленкову В.В. отказано в личном приеме в связи с нецелесообразностью такого приема; на заместителя Министра обороны Российской Федерации Шевцову Т.В. возложена обязанность рассмотреть вопрос об организации личного приема Самуйленкова В.В. по его обращению от 6 августа 2018 года, письменно сообщив Самуйленкову В.В. время и дату проведения личного приема.

Определением судьи Тамбовского суда от 24 мая 2019 года отказано в передаче кассационной жалобы заместителя Министра обороны Российской Федерации для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поданной заместителем Министра обороны Российской Федерации в Верховный Суд Российской Федерации, ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по административным делам Тамбовского областного суда от 18 февраля 2019 года, как незаконного, принятого с существенным нарушением норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 сентября 2019 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2019 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли или могут повлиять на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что Самуйленков В.В. является военным пенсионером с 2000 года, инвалидом второй группы в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы на Чернобыльской АЭС.

6 августа 2018 года Самуйленков В.В. обратился с заявлением на имя Заместителя Министра обороны Российской Федерации через электронную интернет-приемную, размещенную на официальном сайте Министерства обороны Российской Федерации. В заявлении просил о личном приеме по вопросу неудовлетворительного рассмотрения его обращения от 6 июня 2018 года Департаментом социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации.

По поручению заместителя Министра обороны Российской Федерации заявление о личном приеме Самуйленкова В.В. было рассмотрено должностным лицом того же Департамента социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации.

21 августа 2018 года директором Департамента социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации для заместителя Министра обороны Российской Федерации была подготовлена соответствующая справка, в которой указано, что Самуйленков В.В. обращается по вопросу индексации ежегодной денежной компенсации за вред здоровью и ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, выплачиваемых ему как инвалиду второй группы вследствие аварии на Чернобыльской АЭС. Также указано, что размер компенсаций установлен решением Ленинского районного суда г. Тамбова от 21 мая 2007 года, впоследствии судебными актами в индексации присужденных денежных выплат Самуйленкову В.В. отказано. На аналогичные письменные обращения Самуйленкову В.В. давались подробные ответы об отказе в удовлетворении его просьбы, в связи с чем принято решение о прекращении с заявителем переписки. Прием заместителем Министра обороны Российской Федерации Самуйленкова В.В. признан нецелесообразным.

 

С данным решением заместитель Министра обороны Российской Федерации согласился, о чем свидетельствует личная резолюция "согласовано" и подпись.

Письмом Департамента социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации от 22 августа 2018 года Самуйленкову В.В. было сообщено, что его обращение в части, касающейся личного приема заместителем Министра обороны Российской Федерации, рассмотрено и принято решение о нецелесообразности проведения личного приема по изложенному вопросу.

Отказывая в удовлетворении заявленных Самуйленковым В.В. требований, суд первой инстанции исходил из того, что переписка с Самуйленковым В.В. по вопросу индексации присужденных денежных выплат была прекращена, а заместитель Министра обороны Российской Федерации, получив полную и объективную информацию относительно обращения административного истца, вправе был согласиться с решением Департамента социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации о нецелесообразности личного приема Самуйленкова В.В.

Суд апелляционной инстанции с данным выводом суда первой инстанции не согласился, указав в том числе на то, что административным ответчиком могло быть принято решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином только в отношении его письменного обращения, тогда как оснований к признанию личного приема заместителем Министра обороны Российской Федерации нецелесообразным не имелось.

С вышеизложенными выводами суда апелляционной инстанции Судебная коллегия оснований не согласиться не усматривает.

Согласно статье 33 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Согласно части 1 статьи 1 Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 59-ФЗ) настоящим федеральным законом регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации (далее также - гражданин) закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

 

Согласно части 1 статьи 2 Федерального закона N 59-ФЗ граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения, включая обращения объединений граждан, в том числе юридических лиц, в государственные органы, органы местного самоуправления и их должностным лицам, в государственные и муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, и их должностным лицам.

Отказ в удовлетворении заявления административного истца о личном приеме заместителем Министра обороны Российской Федерации мотивирован положениями части 5 статьи 11 Федерального закона N 59-ФЗ.

Однако указанное положение предусматривает право руководителя государственного органа или органа местного самоуправления, должностного лица либо уполномоченного на то лица принять решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином в случае, если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему неоднократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемыми обращениями, при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, а также при условии, что указанное обращение и ранее направляемые обращения направлялись в один и тот же государственный орган, орган местного самоуправления или одному и тому же должностному лицу.

Тогда, как установлено судом, видно из материалов дела и следует из пояснений административного истца суду, Самуйленков В.В. в обращении на имя заместителя Министра обороны Российской Федерации о его личном приеме указывал на несогласие с действиями Департамента социальных гарантий Министерства обороны Российской Федерации.

Конкретных доводов, указывающих на то, в чем именно выражается это несогласие и какие действия он считает неправильными, данное обращение не содержит. Из пояснений административного истца следует, что подробные доводы он планировал изложить на личном приеме, что соответствует положениям части 3 статьи 13Федерального закона N 59-ФЗ, предусматривающей занесение содержания устного обращения в карточку личного приема гражданина. В случае, если изложенные в устном обращении факты и обстоятельства являются очевидными и не требуют дополнительной проверки, ответ на обращение с согласия гражданина может быть дан устно в ходе личного приема, о чем делается запись в карточке личного приема гражданина. В остальных случаях дается письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов.

Отказ в дальнейшем рассмотрении обращения гражданина, если ему ранее был дан ответ по существу поставленных в обращении вопросов, который может быть принят в ходе личного приема гражданина, предусмотрен частью 6 статьи 13 Федерального закона N 59-ФЗ, то есть в ходе личного приема должностным лицом может быть сделан вывод о существе поставленных заявителем вопросов.

В Министерстве обороны Российской Федерации право граждан на прием руководящими должностными лицами Министерства обороны Российской Федерации и порядок проведения такого приема предусмотрены Инструкцией "О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59 "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", утвержденной приказом Министерства обороны Российской Федерации от 18 августа 2014 года N 555. Данный прием осуществляется в соответствии с Регламентом Министерства обороны Российской Федерации, утвержденным приказом Министерства обороны Российской Федерации от 10 января 2015 года N 1.

Пунктом 197 указанного Регламента предусмотрено, что в ходе личного приема гражданину может быть отказано в дальнейшем рассмотрении обращения, если ему ранее был дан ответ по существу поставленных в обращении вопросов.

Однако в данном случае административному истцу фактически отказали в праве на изложение своих доводов, признав личный прием вышеназванным должностным лицом Министерства обороны Российской Федерации нецелесообразным, не выяснив в том числе, предварительно суть его обращения. В связи с чем отказ в личном приеме административному истцу по причине нецелесообразности такого приема по изложенным в нем основаниям является преждевременным.

При таких обстоятельствах вывод апелляционной инстанции о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований является законным и обоснованным.

Доводы кассационной жалобы не содержат ссылок на существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие либо которые могут повлиять на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов, тогда как в соответствии со статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации отмена или изменение судебного постановления в кассационном порядке допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего судебного разбирательства и, которая повлияла или может повлиять на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов, то есть если допущенные существенные нарушения приведут к ошибке принципиального характера или к значительному ущемлению чьих-либо прав, в данном случае административного ответчика.

В этой связи Судебная коллегия учитывает, что решение апелляционной инстанции, как установлено в судебном заседании кассационной инстанции, исполнено административным ответчиком, в связи с чем определение судебной коллегии по административным делам Тамбовского областного суда от 18 февраля 2019 года следует оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 327 - 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Тамбовского областного суда от 18 февраля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу заместителя Министра обороны Российской Федерации - без удовлетворения.

Источник: legalacts.ru/sud/kassatsionnoe-opredelenie-sudebnoi-kollegii-po-administrativnym-delam-verkhovnogo-suda-rossiiskoi-federatsii-ot-18022020-n-13-ka19-3/

СУД НЕ ВПРАВЕ ОТКАЗЫВАТЬ В ВЫДАЧЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ЛИСТА, ЕСЛИ НЕ УКАЗАЛ КАКИЕ ИМЕННО ОСНОВЫ ПУБЛИЧНОГО ПОРЯДКА НАРУШИЛ ТРЕТЕЙСКИЙ СУД (ОПРЕДЕЛЕНИЕ 2КСОЮ ОТ 17.03.2020 Г № 88-2066/2020)


Отказывая в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд исходил из того, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, учитывая, что решение третейского суда от 10 июня 2019 года постановлено на представленной копии искового заявления, в котором содержится копия подписи представителя стороны истца. Также при рассмотрении спора третейский судья не установил как волеизъявление ООО «МДИ» на подписание искового заявления, так и полномочия представителя представившего в третейский суд исковое заявление.


Вывод 2 КСОЮ: 

1. Вместе с тем, в определении Хорошевского районного суда города Москвы фактически пересмотрены обстоятельства, установленные третейским судом, в части доказанности факта обращения (волеизъявления) стороны истца ООО «МДИ» с исковым заявлением в третейский суд и полномочий представителя на подписание искового заявления.
Как усматривается из материалов дела, суд, в нарушение приведенных норм процессуального права, не выполнил установленные ими требования, формально поставив вопрос о достаточности доказательств, добытых по делу, не раскрыв в судебном заседании причину данного процессуального действия.
2. Суд в определении не привел доводов о том, каким образом удовлетворение требования о приведении в исполнение решения третейского суда нарушит фундаментальные принципы построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которые могут иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

Решение 2КСОЮ:
 
Определение отменить, дело направить на новое рассмотрение.

 

Дело № 88-2066/2020

Суд 1 инстанции: судья Ланина Л.Е.

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

17 марта 2020 года г. Москва

Судья Второго кассационного суда общей юрисдикции Харитонов А.С., рассмотрев поступившее по кассационной жалобе ООО «МДИ» поданной на определение Хорошевского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2019 года, гражданское дело № 13-2753/2019 по заявлению ООО «МДИ» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнения решения третейского суда

УСТАНОВИЛ:

ООО «МДИ» обратилось в Хорошевский районный суд г. Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Арбитражного третейского суда г. Москвы от 10 июня 2019 года (дело № АТС – 5948/19), которым частично удовлетворён иск общества о взыскании в солидарном порядке с ООО «Тутси», ФИО1, ФИО2 задолженности по договору поставки в размере 1 539 107 руб. 61 коп. Поскольку решение не исполнено, ООО «МДИ» просило выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения Арбитражного третейского суда города Москвы.

Определением Хорошевского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2019 года в удовлетворении заявления ООО «МДИ» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано.

В кассационной жалобе, ООО «МДИ» в лице представителя Брызгалова Ю.М. просит указанное судебное постановление отменить, как незаконное.

На основании ч. 10 ст. 379.5 ГПК РФ кассационная жалоба рассмотрена без вызова лиц, участвующих в деле, единолично без проведения судебного заседания.

В силу п.1 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления кассационный суд общей юрисдикции вправе оставить постановления судов первой и (или) апелляционной инстанции без изменения, а кассационные жалобу, представление без удовлетворения.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, по правилам ст. 379.6 ГПК РФ в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, возражения представленные ООО «Тутси», суд кассационной инстанции находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения норм права допущены судом при рассмотрении настоящего дела.

Согласно части 5 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или об отказе в выдаче такого исполнительного листа может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.

В соответствии с частью 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных в статье 426 настоящего кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений.

Частью 1 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда закреплены статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, а также в случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания (часть 2 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по праву Российской Федерации;

3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;

4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (часть 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение (часть 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как установлено судом и следует из материалов дела, 22 октября 2018 года между ООО «МДИ» (поставщик) и ООО «Тутси» (покупатель) заключен договор поставки. В счет исполнения обязательств по договору ООО «МДИ» с ФИО2, ФИО1 заключены договора поручительства.

ООО «МДИ» осуществило поставку товара. Вместе с тем, ООО «Тутси» свои обязательства по оплате товара не исполнило в полном объёме.

В соответствии с п. 9.1 договора поставки все споры по настоящему договору передаются на разрешение в открытом режиме по выбору истца в государственный суд или Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного третейского судьи Кравцова А.В. в соответствии с его регламентом, депонированным у нотариуса, размещенным на сайте www.a-tsm.ru. Стороны ознакомились с регламентом Кравцова А.В.

ООО «МДИ» обратилось в третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора в составе единоличного третейского судьи Кравцова А.В., с требованием о взыскании с ООО «Тутси», ФИО2, ФИО1 задолженности за поставленный товар.

Решением Арбитражного третейского суда г. Москвы от 10 июня 2019 года (дело № АТС – 5948/19), исковые требования ООО «МДИ» удовлетворены частично. С ООО «Тутси», ФИО1, ФИО2 в пользу ООО «МДИ» в солидарном порядке взыскана задолженность по договору поставки в размере 1 539 107 руб. 61 коп.

Решение третейского суда не исполнено, в связи, с чем ООО «МДИ» просило выдать исполнительный лист на его принудительное исполнение.

Отказывая в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд исходил из того, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, учитывая, что решение третейского суда от 10 июня 2019 года постановлено на представленной копии искового заявления, в котором содержится копия подписи представителя стороны истца. Возможность использования при подписании искового заявления воспроизведение подписи с помощью средств механического или иного копирования действующим законодательством не предусмотрена, как и отсутствует отметка подачи искового заявления в электронном виде, не приложен протокол проверки электронной подписи, сведения о сертификате электронной подписи. Также при рассмотрении спора третейский судья не установил как волеизъявление ООО «МДИ» на подписание искового заявления, так и полномочия представителя представившего в третейский суд исковое заявление.

Судья кассационной инстанции находит, что с такими выводами суда первой инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

На основании части 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных статьей 426 настоящего Кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

Вместе с тем, в определении Хорошевского районного суда города Москвы фактически пересмотрены обстоятельства, установленные третейским судом, в части доказанности факта обращения (волеизъявления) стороны истца ООО «МДИ» с исковым заявлением в третейский суд и полномочий представителя на подписание искового заявления.

Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства (часть 1 статьи 57 названного выше Кодекса).

В случае, если у суда возникли сомнения в достоверности обращения (волеизъявления) стороны истца на подписание искового заявления и обращения в третейский суд, как и соблюдении порядка подачи искового заявления в третейский суд, суд должен был поставить данный вопрос на обсуждение, предложить заявителю представить дополнительные доказательства, разъяснив при этом, какими доказательствами должно быть подтверждено то или иное юридически значимое для разрешения дела обстоятельство.

Как усматривается из материалов дела, суд, в нарушение приведенных норм процессуального права, не выполнил установленные ими требования, формально поставив вопрос о достаточности доказательств, добытых по делу, не раскрыв в судебном заседании причину данного процессуального действия.

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 51 Постановления от 10 декабря 2019 года N 53 «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража» разъяснил, что суд отменяет решение третейского суда или отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что такое решение или приведение его в исполнение противоречит публичному порядку Российской Федерации (пункт 5 части 1 статьи 412, пункт 2 части 1 статьи 417, пункт 2 части 4 статьи 421, пункт 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Под публичным порядком в целях применения указанных норм понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации.

Для отмены или отказа в принудительном исполнении решения третейского суда по мотиву нарушения публичного порядка суд должен установить совокупное наличие двух признаков: во-первых, нарушение фундаментальных принципов построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которое, во-вторых, может иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

Противоречие публичному порядку как основание для отмены решения третейского суда, отказа в приведении в исполнение решения третейского суда применяется судом в исключительных случаях, не подменяя специальных оснований для отказа в признании и приведении в исполнение, предусмотренных международными договорами Российской Федерации и нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Так, нарушение порядка извещения стороны, против которой принято решение, о времени и месте рассмотрения дела, повлекшее невозможность представления ею в суд своих объяснений, является самостоятельным основанием для отмены или отказа в принудительном исполнении такого решения, в связи с этим необходимость использования механизма оговорки о публичном порядке ввиду ее экстраординарного характера отсутствует.

Суд в определении от 12 ноября 2019 года не привел доводов о том, каким образом удовлетворение требования о приведении в исполнение решения третейского суда от 10 июня 2019 года нарушит фундаментальные принципы построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которые могут иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

Кроме того, приходя к выводу об отказе в удовлетворении заявления ООО «МДИ» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд усомнился в наличии полномочий представителя ООО «МДИ» - Акопяна М.Ж., а также соблюдении порядка подачи искового заявления в третейский суд, поскольку исковое заявление в третейское дело представлено в копии.

Вместе с тем из имеющейся в материалах третейского дела доверенности на Акопяна М.Ж., последний был уполномочен со стороны ООО «МДИ» на подписание и подачу искового заявления, в том числе в третейский суд. Кроме того, исковое заявление ООО «МДИ» в лице представителя Акопяна М.Ж. подано в третейский суд в электронном виде, через электронную приемную в соответствии с регламентом Третейского судьи (арбитра) для разрешения конкретного спора Кравцова А.В., депонированном у нотариуса г. Москвы 03 октября 2017 года (свидетельство 77 АВ 4183331), на который содержится ссылка в договоре поставки, в соответствии с которым исковое заявление может быть подано третейскому суду через электронную приемную, размещенную в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на сайте www.a-tsm.ru. Дополнительных требований (наличие усиленной электронной-цифровой подписи, протокола проверки электронной-цифровой подписи, иных отметок) при подаче искового заявления через электронную приемную регламентом не предусмотрено, как и соглашением сторон (ст.ст. 96, 97 Регламента судьи Кравцова А.В.).

Во исполнение указанного регламента представителем ООО «МДИ» через электронную приемную 07 мая 2019 года было подано исковое заявление в третейский суд, которое было зарегистрировано и 08 мая 2019 года третейским судьей вынесено постановление о принятии искового заявления ООО «МДИ» к производству Третейского суда, назначено судебное разбирательство.

Оценка этих обстоятельств и доказательств в определении отсутствует.

Иных оснований к отказу в удовлетворении заявления ООО «МДИ» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, судом первой инстанции не приведено.

Допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав заявителя, в связи, с чем определение Хорошевского районного суда города Москвы от 12 ноября 2019 года подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 379.5, 379.6, 390, 390.1 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

Определение Хорошевского районного суда города Москвы от 12 ноября 2019 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в Хорошевский районный суд города Москвы.

Судья А.С. Харитонов

Определение 2КСОЮ от 17.03.2020 г № 88-2066/2020  pdf

понедельник, 17 августа 2020 г.

CООБЩЕНИЕ СЧИТАЕТСЯ ДОСТАВЛЕННЫМ, ЕСЛИ ОНО ПОСТУПИЛО ЛИЦУ, НО НЕ БЫЛО ВРУЧЕНО ПО ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ, ОТ ЭТОГО ЛИЦА ЗАВИСЯЩИМ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 06.03.2018 N 41-КГ17-42)


 Определение Верховного Суда РФ от 06.03.2018 N 41-КГ17-42

Делая вывод о том, что ответчики не были уведомлены о проведении процедуры формирования законного состава Третейского суда, суд не учел приведенные выше положения статьи 4 Закона о третейских судах, статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что сообщение считается доставленным, если оно поступило соответствующему лицу, но не было вручено по обстоятельствам, от этого лица зависящим. Суд также не учел, что в соответствии с положениями части 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в приведенной редакции обязанность представить доказательства оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда возложена на сторону, против которой это решение принято. При таких обстоятельствах выводы суда, положенные в обоснование отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, противоречат приведенным выше положениям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Решение ВС РФ: определение отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

                              ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

                                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 марта 2018 г. N 41-КГ17-42

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Асташова С.В.,
судей Марьина А.Н., Киселева А.П. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению публичного акционерного общества "Сбербанк России" о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при автономной некоммерческой организации "Независимая Арбитражная Палата" от 23 августа 2016 г. по кассационной жалобе ПАО "Сбербанк России" на определение Шахтинского городского суда Ростовской области от 10 января 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителей ПАО "Сбербанк России" Галанову Н.М. и Вереса С.Г., выступающих по доверенностям и поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

решением Третейского суда при автономной некоммерческой организации "Независимая Арбитражная Палата" (далее - Третейский суд) от 23 августа 2016 г. удовлетворены исковые требования ПАО "Сбербанк России" к ООО "СТР", ООО "Шахтстрой", Сажину А.А., Сажиной И.В. и Шмелеву А.В. о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору от 15 апреля 2013 г. в сумме 835 822 руб. 98 коп. и расходов на уплату третейского сбора в сумме 25 000 руб.

Поскольку ответчики в добровольном порядке указанное решение Третейского суда не исполняют, ПАО "Сбербанк России" обратилось в суд с заявлением о выдаче исполнительного

листа на его принудительное исполнение.

Определением Шахтинского городского суда Ростовской области от 10 января 2017 г. в удовлетворении заявления ПАО "Сбербанк России" отказано.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене определения Шахтинского городского суда Ростовской области от 10 января 2017 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В. от 29 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены Шахтинским городским судом Ростовской области при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 15 апреля 2013 г. между ПАО "Сбербанк России" и ООО "СТР" заключен договор о предоставлении последнему кредита в сумме 2 250 000 руб. до 14 апреля 2016 г. под 14,5% годовых (л.д. 15 - 18).

15 апреля 2013 г. в обеспечение исполнения обязательств ООО "СТР" ПАО "Сбербанк России" заключены договоры поручительства с Сажиным А.А. и Сажиной И.В., а 18 августа 2015 г. - договоры поручительства с ООО "Шахтстрой" и Шмелевым А.В. (л.д. 37 - 47, 48 - 57).

В соответствии с пунктом 16 кредитного договора и пунктами 7 договоров поручительства все споры, разногласия или требования, возникающие из этих договоров или в связи с ними, в том числе касающиеся их возникновения, изменения, нарушения, исполнения прекращения, недействительности или незаключенности, по выбору истца подлежат разрешению либо в Третейском суде в соответствии с Регламентом Третейского Разбирательства этого суда, либо в компетентном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации (л.д. 18, 38, 43, 49, 54).

23 августа 2016 г. Третейским судом принято решение об удовлетворении исковых требований ПАО "Сбербанк России" к ООО "СТР", ООО "Шахтстрой", Сажину А.А., Сажиной И.В. и Шмелеву А.В. о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору от 15 апреля 2013 г. в сумме 835 822 руб. 98 коп. и расходов на уплату третейского сбора в сумме 25 000 руб. (л.д. 5 - 13).

Поскольку ответчики в добровольном порядке указанное решение Третейского суда не исполняют, ПАО "Сбербанк России" в декабре 2016 года обратилось в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.

Отказывая в удовлетворении данного заявления, суд исходил из того, что спор подлежал рассмотрению Третейским судом в составе трех судей, поскольку стороны не достигли соглашения о конкретном числе третейских судей. Суд указал, что спор незаконно рассмотрен Третейским судом в составе одного судьи, а доказательства уведомления ответчиков о проведении процедуры формирования состава Третейского суда в деле отсутствуют.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с определением Шахтинского городского суда Ростовской области согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возбуждения настоящего дела в суде) суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных данной статьей, в частности если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения (пункт 3 части 3), а также если состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (пункт 5 части 3).

Статьей 9 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (здесь и далее - в редакции, действовавшей на момент третейского разбирательства) установлено, что стороны могут определить число третейских судей, которое должно быть нечетным (пункт 1).

Если стороны не договорились об ином, то для разрешения конкретного спора избираются (назначаются) три третейских судьи (пункт 2).

Если правилами постоянно действующего третейского суда не определено число третейских судей, то избираются (назначаются) три третейских судьи (пункт 3).

Таким образом, если сторонами не определено иное, число третейских судей в постоянно действующем третейском суде устанавливается правилами этого постоянно действующего третейского суда, а в том случае если эти правила не определяют количество третейских судей и их число не определено сторонами, то избираются (назначаются) три третейских судьи.

Согласно пункту 2 статьи 10 названного закона в постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится также в порядке, установленном правилами этого третейского суда.

По настоящему делу пунктом 16 заключенного между ОАО "Сбербанк России" и ООО "СТР" кредитного договора, а также пунктом 7 договоров поручительства, заключенных между ОАО "Сбербанк России" и Сажиным А.А., Сажиной И.В., ООО "Шахтстрой", Шмелевым А.В., предусмотрено, что все споры, разногласия или требования, возникающие из этих договоров или в связи с ними, в том числе касающиеся их возникновения, изменения, нарушения, исполнения прекращения, недействительности или незаключенности, по выбору истца подлежат разрешению либо в Третейском суде в соответствии с Регламентом Третейского Разбирательства этого суда, либо в компетентном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статьей 11 Регламента третейского разбирательства в Третейском суде при автономной

некоммерческой организации "Независимая Арбитражная Палата" установлено следующее:

"11.1. Споры разрешаются одним судьей (единоличное разрешение спора) или тремя судьями (коллегиальное разрешение спора).

11.2. Если стороны не договорились об ином либо иное не следует из положений Регламента, спор разрешается одним судьей.

11.3. Если стороны не договорились об ином, спор разрешается тремя судьями при наличии одного из следующих условий:

- цена иска превышает 30 000 000 (тридцать миллионов) рублей либо эквивалент указанной суммы в иностранной валюте, определенный по курсу Центрального банка Российской Федерации на день подачи иска;

- председатель Третейского суда определит, что с учетом сложности и иных обстоятельств дела целесообразным является коллегиальное разрешение спора".

Таким образом, по общему правилу споры при цене иска до 30 000 000 рублей в Третейском суде при автономной некоммерческой организации "Независимая Арбитражная Палата" рассматриваются судьей единолично.

Названным положениям Регламента Третейского Разбирательства в Третейском суде при автономной некоммерческой организации "Независимая Арбитражная Палата" суд надлежащей оценки не дал.

Обстоятельств, в силу которых спор между сторонами при цене иска до 30 000 000 руб. подлежал в соответствии с регламентом Третейского суда рассмотрению тремя судьями, судом не установлено.

Отказывая в удовлетворении заявления ПАО "Сбербанк России", суд также сослался на ненадлежащее уведомление Третейским судом ответчиков о проведении процедуры формирования состава Третейского суда.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Между тем из протокола судебного заседания от 10 января 2017 г. следует, что вопрос об уведомлении сторон о проведении процедуры формирования состава Третейского суда судом в нарушение положений части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании не выяснялся, на обсуждение сторон не ставился, какие-либо материалы дела не исследовались, представить дополнительные доказательства заявителю не предлагалось.

Согласно статье 4 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" документы и иные материалы направляются сторонам в согласованном ими порядке и по указанным ими адресам. Если стороны не согласовали иной порядок, то документы и иные материалы направляются по последнему известному месту нахождения организации, являющейся стороной третейского разбирательства, или месту жительства гражданина -

предпринимателя либо гражданина, являющегося стороной третейского разбирательства, заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию доставки указанных документов и материалов. Документы и иные материалы считаются полученными в день их доставки, хотя бы адресат по этому адресу не находится или не проживает.

Пунктом 1 статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

В пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых 6 положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что, по смыслу пункта 1 статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридически значимое сообщение, адресованное гражданину, должно быть направлено по адресу его регистрации по месту жительства или пребывания либо по адресу, который гражданин указал сам (например, в тексте договора), либо его представителю (пункт 1 статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации). С учетом положения пункта 2 статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации юридически значимое сообщение,адресованное гражданину, осуществляющему предпринимательскую деятельность в качестве индивидуального предпринимателя (далее - индивидуальный предприниматель), или юридическому лицу, направляется по адресу, указанному соответственно в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей или в едином государственном реестре юридических лиц либо по адресу, указанному самим индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом. При этом необходимо учитывать, что гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абзацах первом и втором названного пункта, а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий (пункт 1 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации). Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу.

Как следует из решения суда Третейского суда, солидарным должникам направлялись документы, извещения и иные материалы третейского разбирательства по указанным ими адресам, однако они не были получены по причине отсутствия адресатов либо их неявки за корреспонденцией в отделение связи. Каких-либо уведомлений об изменении своего местонахождения от заемщика и поручителей не поступало. Иной порядок уведомления стороны не согласовывали. Третейский суд также направлял извещения ответчикам посредством СМС- сообщений (л.д. 6).

Между тем в обжалуемом определении суда не указано, в связи с чем данные сведения судом отвергнуты.

Делая вывод о том, что ответчики не были уведомлены о проведении процедуры формирования законного состава Третейского суда, суд не учел приведенные выше положения

статьи 4 Закона о третейских судах, статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что сообщение считается доставленным, если оно поступило соответствующему лицу, но не было вручено по обстоятельствам, от этого лица зависящим.

Суд также не учел, что в соответствии с положениями части 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в приведенной редакции обязанность представить доказательства оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда возложена на сторону, против которой это решение принято.

При таких обстоятельствах выводы суда, положенные в обоснование отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, противоречат приведенным выше положениям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом при рассмотрении настоящего дела нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем определение Шахтинского городского суда Ростовской области от 10 января 2017 г. подлежит отмене с направлениям дела на новое рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Шахтинского городского суда Ростовской области от 10 января 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ЗАЕМЩИК И КРЕДИТОР ВПРАВЕ ЗАКЛЮЧИТЬ ТРЕТЕЙСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О РАЗРЕШЕНИИ СПОРА ПО ДОГОВОРУ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО КРЕДИТА (ОБЗОР ВС РФ ОТ 26.12.2018 (П.4)


 

Обзор ВС РФ от 26.12.2018 (п.4)

В соответствии с частью 4 статьи 13 Федерального закона от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" заемщик и кредитор вправе заключить третейское соглашение о разрешении спора по договору потребительского кредита (займа) только после возникновения оснований для предъявления иска. Включение в текст данного договора арбитражной оговорки произведено до возникновения оснований для предъявления иска. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о недействительности арбитражной оговорки и наличии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2018 года

page3image3791701088

                                                                  ОБЗОР
ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ВЫПОЛНЕНИЕМ ФУНКЦИЙ СОДЕЙСТВИЯ И КОНТРОЛЯ В ОТНОШЕНИИ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ И МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ АРБИТРАЖЕЙ

4. Арбитражная оговорка, включенная до возникновения оснований для предъявления иска в договор займа, заключенный микрофинансовой организацией и гражданином для целей, не связанных с осуществлением последним предпринимательской деятельности, является недействительной в силу запрета, установленного Федеральным законом от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)".

Определением районного суда удовлетворено заявление общества о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которым с гражданина в пользу общества взыскана денежная сумма.

Отменяя определение районного суда и отказывая в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд кассационной инстанции указал следующее.

Установлено, что обществом и гражданином заключен договор займа, в тексте которого содержалась арбитражная оговорка о том, что споры, разногласия или требования, возникающие из договора или в связи с ним, подлежат разрешению в третейском суде, и решение указанного третейского суда признается сторонами окончательным и обязательным для сторон договора.

Возражая против выдачи исполнительного листа, гражданин в судебном заседании ссылался на недействительность арбитражной оговорки.

Согласно статье 3 Федерального закона от 2 июля 2010 года N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" микрофинансовые организации вправе осуществлять профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов в порядке, установленном Федеральным законом "О потребительском кредите (займе)".

В соответствии с частью 4 статьи 13 Федерального закона от 21 декабря 2013 года N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" заемщик и кредитор вправе заключить третейское соглашение о разрешении спора по договору потребительского кредита (займа) только после возникновения оснований для предъявления иска. При этом в силу статьи 3 указанного федерального закона под потребительским кредитом (займом) понимаются денежные средства, предоставленные кредитором заемщику на основании кредитного договора, договора займа, в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Гражданином в судебном заседании были представлены доказательства заключения с обществом, состоящим в реестре микрофинансовых организаций, договора для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, и включение в текст данного договора арбитражной оговорки произведено до возникновения оснований для предъявления иска. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о недействительности арбитражной оговорки и наличии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, установленных пунктом 2 части третьей статьи 426 ГПК РФ.

(По материалам судебной практики Красноярского краевого суда)


СУД ДОЛЖЕН ДОКАЗАТЬ, КАК ИМЕННО РЕШЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА НАРУШАЕТ ПУБЛИЧНЫЙ ПОРЯДОК РФ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ 2КСОЮ ОТ 18.02.2020 Г № 88-797/2020)

 

  • Определение 2КСОЮ от 18.02.2020 г № 88-797/2020 

    Суд в определении не привел доводов о том, каким образом удовлетворение требования о приведении в исполнение решения третейского суда нарушит фундаментальные принципы построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которые могут иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

 Суд 1 инстанции Судья Ланина Л.Е.


Дело № 88-797/2020

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

18 февраля 2020 года    город Москва

Судья Второго кассационного суда общей юрисдикции Беклова Ж.В., рассмотрев кассационную жалобу К на определение Хорошевского районного суда города Москвы от 24 июня 2019 года об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (номер дела, присвоенный судом первой инстанции, 2-4714/2019)

У С Т А Н О В И Л:

К обратилась в Хорошевский районный суд города Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, созданного сторонами для разрешения конкретного спора в составе единоличного судьи Кравцова А.В., от 18 июня 2019 года, которым удовлетворен её иск о взыскании с ООО «» задолженности по договору поставки в размере 10 004 785 руб. 36 коп.

Поскольку решение не исполнено, заявитель просила выдать исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

Определением Хорошевского районного суда города Москвы от
24 июля 2019 года в удовлетворении заявления К о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано.

Согласно части 5 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или об отказе в выдаче такого исполнительного листа может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.

В кассационной жалобе К ставится вопрос об отмене определения как незаконного, поскольку отсутствовали основания, предусмотренные частью 3 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Хорошевским районным судом города Москвы при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа, в нарушение положений статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, переоценены обстоятельства, установленные третейским судом, решение третейского суда пересмотрено по существу. Решение третейского суда не противоречит публичному порядку Российской Федерации. Выводы суда об искусственном создании задолженности и нарушении заявителем положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не соответствуют установленным обстоятельствам дела.

Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции Бекловой Ж.В. от 5 ноября 2019 года кассационная жалоба К принята к производству.

Согласно части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалоба, представление на вступившие в законную силу судебные приказы, решения мировых судей и апелляционные определения районных судов, определения мировых судей, районных судов, гарнизонных военных судов и вынесенные по результатам их обжалования определения, решения и определения судов первой и апелляционной инстанций, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив законность определения, судья пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, что является основанием для отмены определения.

В соответствии с частью 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных в статье 426 настоящего кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений.

Частью 1 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда закреплены статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью четвертой настоящей статьи, а также в случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания (часть 2 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по праву Российской Федерации;

3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;

4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, однако если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону (часть 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение (часть 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как установлено судом и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между ООО «» (поставщик) и ООО «» (покупатель) заключен договор поставки. Согласно пункта 9.1 договора поставки все споры по настоящему договору передаются на разрешение в открытом режиме по выбору истца в государственный суд или Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра Кравцова А.В в соответствии с его регламентом.

ООО «» осуществило предварительную оплату товара. Вместе с тем, ООО «» свои обязательства по поставке товара не исполнило.

ДД.ММ.ГГГГ между ООО «» и К заключен договор уступки прав и перевода долга по договору поставки от ДД.ММ.ГГГГ К.

К обратилась в третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора в составе единоличного третейского судьи Кравцова А.В., с требованием о взыскании с ООО «» задолженности за не поставленный товар. Решением третейского суда от 18 июня 2019 года исковые требования К удовлетворены в полном объеме. С ООО «» в пользу К взыскана задолженность по договору поставки в размере 10 004 785 руб. 36 коп.

Отказывая в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд исходил из того, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, учитывая, что решение третейского суда от 18 июня 2019 года постановлено в отсутствие представителя ООО «», третейским судом не исследовались подлинники договора поставки от ДД.ММ.ГГГГ, договора уступки права требования и перевода долга от ДД.ММ.ГГГГ, подлинники платежного поручения о перечислении 10 004 785 руб. 36 коп. Из общедоступных сведений ЕГРЮЛ по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ следует, что сведения о генеральном директоре ООО «» (ОГРН: ) Т являются недостоверными. Дата внесения сведений ДД.ММ.ГГГГ. Указанные сведения вносились в ЕГРЮЛ еще до ДД.ММ.ГГГГ, до даты вынесения решения третейским судьей. При установленных обстоятельствах обращение К в третейский суд фактически направлено на создание искусственной задолженности и на использование третейского разбирательства в целях злоупотребления правом, что противоречит положениям статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и нарушает публичный порядок Российской Федерации.

Судья кассационной инстанции находит, что с такими выводами суда первой инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям.

На основании части 4 статьи 425 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в судебном заседании суд устанавливает наличие или отсутствие предусмотренных статьей 426 настоящего Кодекса оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

Вместе с тем, в определении Хорошевского районного суда города Москвы фактически пересмотрены обстоятельства, установленные третейским судом, в части доказанности факта заключения договора подряда от ДД.ММ.ГГГГ, договора уступки прав и перевода долга от ДД.ММ.ГГГГ по договору поставки.

Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства (часть 1 статьи 57 названного выше кодекса).

В случае, если у суда возникли сомнения в достоверности договоров, суд должен был поставить данный вопрос на обсуждение, предложить заявителю представить дополнительные доказательства, разъяснив при этом, какими доказательствами должно быть подтверждено то или иное юридически значимое для разрешения дела обстоятельство.

Как усматривается из материалов дела, суд, в нарушение приведенных норм процессуального права, не выполнил установленные ими требования, формально поставив вопрос о достаточности доказательств, добытых по делу, не раскрыв в судебном заседании причину данного процессуального действия.

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 51 постановления от 10 декабря 2019 года № 53 «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража» разъяснил, что суд отменяет решение третейского суда или отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что такое решение или приведение его в исполнение противоречит публичному порядку Российской Федерации (пункт 5 части 1 статьи 412, пункт 2 части 1 статьи 417, пункт 2 части 4 статьи 421, пункт 2 части 4 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Под публичным порядком в целях применения указанных норм понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации.

Для отмены или отказа в принудительном исполнении решения третейского суда по мотиву нарушения публичного порядка суд должен установить совокупное наличие двух признаков: во-первых, нарушение фундаментальных принципов построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которое, во-вторых, может иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

Противоречие публичному порядку как основание для отмены решения третейского суда, отказа в приведении в исполнение решения третейского суда применяется судом в исключительных случаях, не подменяя специальных оснований для отказа в признании и приведении в исполнение, предусмотренных международными договорами Российской Федерации и нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Так, нарушение порядка извещения стороны, против которой принято решение, о времени и месте рассмотрения дела, повлекшее невозможность представления ею в суд своих объяснений, является самостоятельным основанием для отмены или отказа в принудительном исполнении такого решения, в связи с этим необходимость использования механизма оговорки о публичном порядке ввиду ее экстраординарного характера отсутствует.

Суд в определении от 24 июня 2019 года не привел доводов о том, каким образом удовлетворение требования о приведении в исполнение решения третейского суда от 18 июня 2019 года нарушит фундаментальные принципы построения экономической, политической, правовой системы Российской Федерации, которые могут иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья

ОПРЕДЕЛИЛ:

определение Хорошевского районного суда города Москвы от 24 июня 2019 года (судья Ланина Л.Е.) отменить, направить дело на новое рассмотрение в Хорошевский районный суд города Москвы.

Судья    Ж.В. Беклова

Пресс-служба Арбитражного третейского суда г. Москвы

a-tsm.ru